21 - 11 - 2017
Читаем детям 1-2 лет
Читаем детям 2-3 года
Читаем детям 3-4 года
Читаем детям 4-5 лет
Читаем детям 5-6 лет
Читаем детям 6-7 лет
Сказки

 

Пчела Майя и её приключения - ЧУДЕСА НОЧИ

Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

ПОБЕГ

Маленькая Майя появилась на свет из пчелиного яичка. Яичко было отложено в маленькую ячейку. Множество таких ячеек, тесно слепленных вместе, и образуют пчелиные соты.
Старая почтенная пчела Кассандра помогала Майе выбраться на свет. Она осторожно расправляла нежные крылышки Майи. Малышка широко раскрыла огромные светлые глаза и прислушалась. Улей шумел угрожающе: день выдался неспокойный, пчелиный народ взбунтовался, и царица никак не могла успокоить своих подданных.
— Мне жарко! — сказала Майя. Кассандра удивилась: надо же! Только что родилась и уже жалуется! Ho и вправду было ужасно жарко. Пчелы бегали взад и вперед, толкались, перепрыгивали друг через дружку, собирались кучками и перекатывались по сотам. Внезапно мимо пролетела сама царица! Кассандру и Майю чуть не сбили с ног, благо им помог один трутень, хорошо воспитанный и приятный. Он вежливо поклонился Майе и передней лапкой, которая пчелам служит вместо руки, пригладил блестящие волоски на своей груди.
— Скверно! — обратился он к старой Кассандре. — Бунтовщики покидают город, предводительствует новая царица!
Кассандра едва взглянула на него, даже не сказав «спасибо». Майя не поняла, почему Кассандра так нелюбезна с добрым юношей, но спросить не посмела. Маленькую пчелку захватило общее беспокойство, и она тихонько зажужжала.
— Тебя только не хватает в этом шуме-гаме! — рассердилась Кассандра.
Майя сейчас же притихла и молча уставилась на свою воспитательницу.
— Иди-ка сюда! — Кассандра осторожно потянула Майю за крыло, такое красивое, сверкающее, прозрачное, еще мягкое и совсем новое.
Две пчелы, старая и маленькая, примостились в темном уголке. Майя увидела ячейки, полные сладкого меда, и тут же принялась его пить.
— Как вкусно!
— Какая ты нетерпеливая! — снова рассердилась Кассандра. — Сколько маленьких пчелок я выходила и подготовила к первому полету, но такую своевольницу вижу в первый раз! Из тебя, должно быть, выйдет исключительная натура!
Майя покраснела и приложила два пальчика ко рту.
— A что такое «исключительная натура»? — робко спросила она.
— О, вот это полное неприличие! — воскликнула Кассандра; впрочем, старая пчела имела в виду пальчики, приложенные к маленьким губкам, на вопрос Майи почтенная воспитательница просто не обратила внимания. — Послушай меня внимательно, ֊ начала Кассандра, — у меня не так уж много времени. Скоро вылупятся и другие малыши, а моя единственная помощница Турка очень устала, да и в ушах у нее шумит. Стало быть, сиди смирно и слушай!
Майя покорилась и смотрела на Кассандру широко раскрытыми глазами.
— Итак, правила поведения молодой пчелы… — Кассандра вздохнула. — Запомни хорошенько: каждая пчела должна во всем походить на других пчел, а мысли и дела всех пчел всегда направлены на общее благо! Устройство пчелиного государства самое лучшее в мире, мы существуем с незапамятных времен до сих пор, потому что мы, пчелы, умеем дружить.
Завтра ты отправишься в свой первый полет. Одна из опытных пчел будет сопровождать тебя. Сначала ты полетишь недалеко, будешь хорошенько запоминать приметы, чтобы найти дорогу домой. A твоя спутница покажет тебе цветущие деревья и цветы, из нектара которых получается самый лучший мед. Запоминай хорошенько! Прежде всего — как выглядит липовый цвет. Ну, а теперь повтори все, что я тебе объяснила!
— He могу! Очень трудно! И все равно же завтра мне расскажет об этом старая пчела!
— Нелегко будет с тобой! — Кассандра покачала головой.
— Я должна буду целый день собирать мед? — спросила маленькая пчелка.
Кассандра тяжело вздохнула и посмотрела на Майю грустно и серьезно. Она вспомнила свою жизнь, смолоду полную трудов и мучений.
— Майя, маленькая Майя, — теперь ласково заговорила Кассандра, — тебе предстоит увидеть солнечный свет и высокие зеленые деревья, цветущие луга, серебристые озера, искрящиеся водные потоки, голубое небо, а возможно, и самого человека… О… И все это превратит твой труд в радость! Перед тобою — вся жизнь, сердечко мое! Ты можешь стать счастливой!
— Ладно! Я и хочу стать счастливой! Кассандра добродушно улыбнулась. Бог знает, почему она чувствовала к этой малышке особенную нежность. И она рассказала Майе много такого, чего не рассказывала друҫим маленьким пчелам, и дала ей много ценных советов. Предупредила об опасностях, подстерегающих в большом мире, назвала самых страшных врагов пчелиного народа. C особенным восторгом Кассандра говорила о людях, и в сердце Майи поселилась любовь к этим удивительным существам, ей очень захотелось узнать их поближе.
— Будь любезной и услужливой со всеми насекомыми, которые тебе встретятся, — говорила Кассандра. — Ты многому сможешь научиться от них! Ho берегись шмелей и ос! Шмели — самые страшные, самые могучие наши враги, а осы — гадкие разбойники без родины и без веры! Мы сильнее их, но они вероломно и подло обкрадывают нас и убивают. Помни о своем жале! Это оружие будет защищать тебя от любого насекомого. Ho если ты ужалишь человека или животное, ты умрешь, потому что жало сломается и застрянет в их коже. Их следует жалить только в случае крайней нужды. Будь храброй, не страшись смерти! Мы, пчелы, снискали всеобщее уважение благодаря нашей храбрости и нашему уму! A теперь отдыхай, моя маленькая Майя. Будь счастлива и верна своему народу и своей царице!
Малышка обняла и поцеловала старую пчелу. Потом прилегла, но едва могла заснуть, так не терпелось ей увидеть огромный мир, солнце, небо и цветы!
Ha другой день улей успокоился. Большая часть молодых пчел улетела основывать новое пчелиное государство. И долго еще слышалось вдали жужжание молодого роя. Эти пчелы покинули улей совсем не потому, что были высокомерными, и не потому, что им не нравилась прежняя царица:- просто в улье стало слишком много пчел и уже не хватало места для запасов меда. Ведь пчелы заготавливали мед не только для себя, но и для людей. Зато люди защищали их и берегли зимой от холода.
Майю разбудил радостный возглас:
— Солнце взошло!
Пчелка вскочила и подбежала к одной из пчел-работниц.
— Можешь лететь со мной! — дружески предложила та.
У ворот уже толпились пчелы. Стража остановила Майю и ее спутницу. Маленькой пчелке шепнули специальное слово — пароль. Если пчела, возвращаясь домой, не сможет назвать этого слова, ее не впустят в улей.
— Запомни пароль! И доброго тебе пути!
Маленькая Майя вылетела из улья и зажмурилась. Все вокруг сияло такое золотое и зеленое, что Майя просто растерялась.
— Чудо! Какое чудо! Полетим!
— Полетим! — согласилась опытная пчела-работница.
Майя вскинула головку и замахала своими прекрасными новыми крылышками. Земля заскользила внизу, и зелень деревьев устремилась ей навстречу. Сердце Майи ликовало, глаза сверкали.
— Я лечу! Это полет! Это чудо!
— Да, ты летишь! — пчела-работница едва нагнала Майю. — Сейчас мы полетим вон к тем липам в замковом саду… Ты должна их запомнить. Они — самые близкие к нашему улью деревья. Ho ты летишь слишком быстро!
— A я хочу еще быстрее! Какой чудесный солнечный свет, какой ароматный!
— Это не солнечный свет ароматный, так пахнут цветущие деревья… Ho ты все-таки лети помедленнее, иначе я отстану и ты не запомнишь дорогу домой!
Маленькая Майя не слушала. Радость опьяняла ее, она была счастлива! Ей казалось, что она стрелой несется сквозь это море зелено-золотого сияния, а впереди ее ждет красота еще более чудесная. Пестрые цветы раскрывали лепестки, и голубое весеннее небо сияло навстречу маленькой пчелке!
— Никогда не будет так хорошо, как сегодня! Я ни о чем не могу думать, только о солнце! Милое, чудесное, золотое солнце!
A сад был залит морем сиреневого и вишневого цвета. И тут Майя впервые почувствовала усталость. Она стремглав полетела вниз, на клумбу красных тюльпанов, опустилась на большой красивый цветок и блаженно вздохнула.
— Как здесь хорошо. Здесь гораздо лучше, чем в темном пчелином городе. Я никогда не вернусь туда! Я не хочу всю жизнь провести среди меда и воска. Ни за что! Я буду жить в этом цветущем мире. Я не такая, как другие пчелы, я хочу жить весело, я люблю приключения. И я ничего не боюсь! Потому что я сильная и у меня есть жало!
Она засмеялась от радости и гордости и глотнула сладкого тюльпанового сока.
— Жизнь чудесная!
 Майя оглянулась. Ee спутницы нигде не было видно. Пчелка осталась совсем одна. Ho она ничего не боялась. Ax, если бы маленькая Майя знала, сколько опасностей подстерегает ее, наверняка она бы призадумалась! Ho она ни о чем не подозревала и твердо решила не возвращаться в улей. Она очень устала и вскоре уснула.

A когда проснулась, увидела, что солнце исчезло и все вокруг тонет в сумеречной дымке. Сердечко ее тревожно забилось. Она вылезла из чашечки тюльпана, взлетела на верхушку дерева и пристроилась под листком. И засыпая, уговаривала себя:
— He надо бояться! Солнышко вернется! Это всегда так бывает, Кассандра ведь говорила мне. Нужно только заснуть, а утром солнышко вернется!

ПОБЕГ

Маленькая Майя появилась на свет из пчелиного яичка. Яичко было отложено в маленькую ячейку. Множество таких ячеек, тесно слепленных вместе, и образуют пчелиные соты.
Старая почтенная пчела Кассандра помогала Майе выбраться на свет. Она осторожно расправляла нежные крылышки Майи. Малышка широко раскрыла огромные светлые глаза и прислушалась. Улей шумел угрожающе: день выдался неспокойный, пчелиный народ взбунтовался, и царица никак не могла успокоить своих подданных.
— Мне жарко! — сказала Майя. Кассандра удивилась: надо же! Только что родилась и уже жалуется! Ho и вправду было ужасно жарко. Пчелы бегали взад и вперед, толкались, перепрыгивали друг через дружку, собирались кучками и перекатывались по сотам. Внезапно мимо пролетела сама царица! Кассандру и Майю чуть не сбили с ног, благо им помог один трутень, хорошо воспитанный и приятный. Он вежливо поклонился Майе и передней лапкой, которая пчелам служит вместо руки, пригладил блестящие волоски на своей груди.
— Скверно! — обратился он к старой Кассандре. — Бунтовщики покидают город, предводительствует новая царица!
Кассандра едва взглянула на него, даже не сказав «спасибо». Майя не поняла, почему Кассандра так нелюбезна с добрым юношей, но спросить не посмела. Маленькую пчелку захватило общее беспокойство, и она тихонько зажужжала.
— Тебя только не хватает в этом шуме-гаме! — рассердилась Кассандра.
Майя сейчас же притихла и молча уставилась на свою воспитательницу.
— Иди-ка сюда! — Кассандра осторожно потянула Майю за крыло, такое красивое, сверкающее, прозрачное, еще мягкое и совсем новое.
Две пчелы, старая и маленькая, примостились в темном уголке. Майя увидела ячейки, полные сладкого меда, и тут же принялась его пить.
— Как вкусно!
— Какая ты нетерпеливая! — снова рассердилась Кассандра. — Сколько маленьких пчелок я выходила и подготовила к первому полету, но такую своевольницу вижу в первый раз! Из тебя, должно быть, выйдет исключительная натура!
Майя покраснела и приложила два пальчика ко рту.
— A что такое «исключительная натура»? — робко спросила она.
— О, вот это полное неприличие! — воскликнула Кассандра; впрочем, старая пчела имела в виду пальчики, приложенные к маленьким губкам, на вопрос Майи почтенная воспитательница просто не обратила внимания. — Послушай меня внимательно, ֊ начала Кассандра, — у меня не так уж много времени. Скоро вылупятся и другие малыши, а моя единственная помощница Турка очень устала, да и в ушах у нее шумит. Стало быть, сиди смирно и слушай!
Майя покорилась и смотрела на Кассандру широко раскрытыми глазами.
— Итак, правила поведения молодой пчелы… — Кассандра вздохнула. — Запомни хорошенько: каждая пчела должна во всем походить на других пчел, а мысли и дела всех пчел всегда направлены на общее благо! Устройство пчелиного государства самое лучшее в мире, мы существуем с незапамятных времен до сих пор, потому что мы, пчелы, умеем дружить.
Завтра ты отправишься в свой первый полет. Одна из опытных пчел будет сопровождать тебя. Сначала ты полетишь недалеко, будешь хорошенько запоминать приметы, чтобы найти дорогу домой. A твоя спутница покажет тебе цветущие деревья и цветы, из нектара которых получается самый лучший мед. Запоминай хорошенько! Прежде всего — как выглядит липовый цвет. Ну, а теперь повтори все, что я тебе объяснила!
— He могу! Очень трудно! И все равно же завтра мне расскажет об этом старая пчела!
— Нелегко будет с тобой! — Кассандра покачала головой.
— Я должна буду целый день собирать мед? — спросила маленькая пчелка.
Кассандра тяжело вздохнула и посмотрела на Майю грустно и серьезно. Она вспомнила свою жизнь, смолоду полную трудов и мучений.
— Майя, маленькая Майя, — теперь ласково заговорила Кассандра, — тебе предстоит увидеть солнечный свет и высокие зеленые деревья, цветущие луга, серебристые озера, искрящиеся водные потоки, голубое небо, а возможно, и самого человека… О… И все это превратит твой труд в радость! Перед тобою — вся жизнь, сердечко мое! Ты можешь стать счастливой!
— Ладно! Я и хочу стать счастливой! Кассандра добродушно улыбнулась. Бог знает, почему она чувствовала к этой малышке особенную нежность. И она рассказала Майе много такого, чего не рассказывала друҫим маленьким пчелам, и дала ей много ценных советов. Предупредила об опасностях, подстерегающих в большом мире, назвала самых страшных врагов пчелиного народа. C особенным восторгом Кассандра говорила о людях, и в сердце Майи поселилась любовь к этим удивительным существам, ей очень захотелось узнать их поближе.
— Будь любезной и услужливой со всеми насекомыми, которые тебе встретятся, — говорила Кассандра. — Ты многому сможешь научиться от них! Ho берегись шмелей и ос! Шмели — самые страшные, самые могучие наши враги, а осы — гадкие разбойники без родины и без веры! Мы сильнее их, но они вероломно и подло обкрадывают нас и убивают. Помни о своем жале! Это оружие будет защищать тебя от любого насекомого. Ho если ты ужалишь человека или животное, ты умрешь, потому что жало сломается и застрянет в их коже. Их следует жалить только в случае крайней нужды. Будь храброй, не страшись смерти! Мы, пчелы, снискали всеобщее уважение благодаря нашей храбрости и нашему уму! A теперь отдыхай, моя маленькая Майя. Будь счастлива и верна своему народу и своей царице!
Малышка обняла и поцеловала старую пчелу. Потом прилегла, но едва могла заснуть, так не терпелось ей увидеть огромный мир, солнце, небо и цветы!
Ha другой день улей успокоился. Большая часть молодых пчел улетела основывать новое пчелиное государство. И долго еще слышалось вдали жужжание молодого роя. Эти пчелы покинули улей совсем не потому, что были высокомерными, и не потому, что им не нравилась прежняя царица:- просто в улье стало слишком много пчел и уже не хватало места для запасов меда. Ведь пчелы заготавливали мед не только для себя, но и для людей. Зато люди защищали их и берегли зимой от холода.
Майю разбудил радостный возглас:
— Солнце взошло!
Пчелка вскочила и подбежала к одной из пчел-работниц.
— Можешь лететь со мной! — дружески предложила та.
У ворот уже толпились пчелы. Стража остановила Майю и ее спутницу. Маленькой пчелке шепнули специальное слово — пароль. Если пчела, возвращаясь домой, не сможет назвать этого слова, ее не впустят в улей.
— Запомни пароль! И доброго тебе пути!
Маленькая Майя вылетела из улья и зажмурилась. Все вокруг сияло такое золотое и зеленое, что Майя просто растерялась.
— Чудо! Какое чудо! Полетим!
— Полетим! — согласилась опытная пчела-работница.
Майя вскинула головку и замахала своими прекрасными новыми крылышками. Земля заскользила внизу, и зелень деревьев устремилась ей навстречу. Сердце Майи ликовало, глаза сверкали.
— Я лечу! Это полет! Это чудо!
— Да, ты летишь! — пчела-работница едва нагнала Майю. — Сейчас мы полетим вон к тем липам в замковом саду… Ты должна их запомнить. Они — самые близкие к нашему улью деревья. Ho ты летишь слишком быстро!
— A я хочу еще быстрее! Какой чудесный солнечный свет, какой ароматный!
— Это не солнечный свет ароматный, так пахнут цветущие деревья… Ho ты все-таки лети помедленнее, иначе я отстану и ты не запомнишь дорогу домой!
Маленькая Майя не слушала. Радость опьяняла ее, она была счастлива! Ей казалось, что она стрелой несется сквозь это море зелено-золотого сияния, а впереди ее ждет красота еще более чудесная. Пестрые цветы раскрывали лепестки, и голубое весеннее небо сияло навстречу маленькой пчелке!
— Никогда не будет так хорошо, как сегодня! Я ни о чем не могу думать, только о солнце! Милое, чудесное, золотое солнце!
A сад был залит морем сиреневого и вишневого цвета. И тут Майя впервые почувствовала усталость. Она стремглав полетела вниз, на клумбу красных тюльпанов, опустилась на большой красивый цветок и блаженно вздохнула.
— Как здесь хорошо. Здесь гораздо лучше, чем в темном пчелином городе. Я никогда не вернусь туда! Я не хочу всю жизнь провести среди меда и воска. Ни за что! Я буду жить в этом цветущем мире. Я не такая, как другие пчелы, я хочу жить весело, я люблю приключения. И я ничего не боюсь! Потому что я сильная и у меня есть жало!
Она засмеялась от радости и гордости и глотнула сладкого тюльпанового сока.
— Жизнь чудесная!
 Майя оглянулась. Ee спутницы нигде не было видно. Пчелка осталась совсем одна. Ho она ничего не боялась. Ax, если бы маленькая Майя знала, сколько опасностей подстерегает ее, наверняка она бы призадумалась! Ho она ни о чем не подозревала и твердо решила не возвращаться в улей. Она очень устала и вскоре уснула.

A когда проснулась, увидела, что солнце исчезло и все вокруг тонет в сумеречной дымке. Сердечко ее тревожно забилось. Она вылезла из чашечки тюльпана, взлетела на верхушку дерева и пристроилась под листком. И засыпая, уговаривала себя:
— He надо бояться! Солнышко вернется! Это всегда так бывает, Кассандра ведь говорила мне. Нужно только заснуть, а утром солнышко вернется!

РОЗОВЫЙ ДОМИК ПЕПИ

РОЗОВЫЙ ДОМИК ПЕПИ

Уже совсем рассвело, когда маленькая Майя открыла глаза. Спросонок она двигалась медленно и неловко. Она почистила крылышки и принялась размахивать ими, чтобы вернуть им прежнюю гибкость. Потом пригладила свои светлые волосы и растерла большие глаза. Глаза снова увидели солнечную красоту большого мира и радостно заблестели. Там, внизу, уже, наверное, было тепло, но здесь, наверху, еще прохладно.
— О, мой чудесный мир!
Майя вспомнила все, что видела вчера. Нет, она ни за что не вернется в улей! Правда, немного жаль старую Кассандру — вдруг она будет скучать о своей питомице? Ho что лелать, если Майя не хочет всю жизнь провести среди меда и воска! Она хочет быть счастливой и свободной и наслаждаться жизнью. Будь что будет! Ей не страшно!
C таким легкомыслием рассуждала Майя, потому что понятия не имела о том, что ее ожидает!
Вдали, на земле, что-то розовело и сияло. Голод сделал пчелку нетерпеливой. Бодро, с веселым жужжанием она полетела вниз. B светлом воздухе трепетали теплые солнечные лучи. Розовый прелестный цветок манил маленькую пчелу. Подлетев к нему, она почувствовала такой чудесный аромат, что едва не потеряла сознание. Она опустилась на изогнутый лепесток и вдруг увидела большой сияющий серебристый шар. Прозрачный шар переливался на солнце всеми оттенками радуги. Это было так прекрасно, что даже немножко страшно! Шар покатился по гладкой поверхности лепестка, повис на мгновение и… упал на траву!
Майя испуганно вскрикнула, она увидела, как прекрасный шар превратился во множество маленьких шариков. Шарики трепетали, искрясь в солнечном свете. Майя вспомнила, что Кассандра ей рассказывала про эти капли, которые собираются в чашечке цветка, если ночь бывает влажная. Они называются «роса».
Майя обернулась и увидела жучка с коричневыми крылышками и темным пятнышком наГ РУДИ. Он остановился у самого входа в чашечку розового цветка. Был он чуть поменьше Майи и вглядывался в нежданную гостью серьезно, но не враждебно.
Майя вежливо поздоровалась с ним.

— Это была ваша капля росы? — спросила она. — Кажется, она скатилась по моей вине. Мне очень жаль!
— О, не беспокойтесь! — жучок улыбнулся немного снисходительно. — Я сегодня уже пил, а моя супруга вообще не употребляет воды, у нее почки больные! A вы что здесь делаете?
— Какой у вас чудесный цветок! — Майя не ответила на вопрос. — Будьте так добры, скажите мне, как он называется?
Она хорошо помнила советы Кассандры и старалась быть очень, исключительно вежливой.
Жучок пошевелил гладкой головкой.
— И откуда только вы взялись! — Кажется, он смеялся над невежеством маленькой пчелки.
Майя сочла, что он несколько грубоват. Пчелы гораздо лучше умеют себя вести. Ho все равно жучок выглядел достаточно добродушным, а когда он увидел, как щечки Майи краснеют от смущения, он сделался совсем благосклонным.
— Это роза! Розу надо знать. B этой розе мы недавно, всего четыре дня, и она чудесно развилась благодаря нашим заботам о ней. Подойдите-ка!
Майя смущенно шагнула вперед. Жучок отодвинул розовую лепестковую занавеску и они оказались в тесных комнатках с приятным освещением и светло-розовыми ароматными стенками.
— Как у вас чудно! — искренне восхитилась Майя. — И такое благоухание!
Жучок был очень доволен.
— Надо уметь устраиваться! — самодовольно заметил он. — Скажи мне, где ты живешь, и я скажу, какая тебе цена. Это наша старая поговорка. Хотите меда?
— Ax! — обрадовалась Майя. — Очень хочу!
Жучок кивнул и скрылся за розовой стенкой. Счастливая Майя огляделась по сторонам. Она прижала лицо и ладошки к нежно-розовым лепесткам, вдыхала их аромат и радовалась тому, что она здесь, в этом прелестном домике.
— Как мне нравится жить! Этот розовый домик совсем не похож на душные и переполненные комнаты, в которых теснятся пчелы! A здесь такая тишина!
И тут до нее донеслись сердитые голоса. Жучок что-то бормотал возбужденно. Майе показалось, что он кого-то выталкивает. Этот кто-то пищал недовольно и пугливо:
— Конечно, вам легко меня гнать, потому что я один! Посмотрим, что вы скажете, когда я приведу друзей! Вы настоящий грубиян! Ладно, ладно, я ухожу! Ho вы грубиян, грубиян и еще раз грубиян! Вот!
Голосок был довольно неприятный. Маленькие лапки затопали прочь.
Сердитый жучок вернулся с кусочком меда.
— Безобразие! Покоя не дают!
Майя уже успела сильно проголодаться и даже забыла поблагодарить за угощение. Она жадно ела, пока жучок вытирал пот со лба и расстегивал верхнюю пуговицу, чтобы легче было дышать.
— Кто это был? — спросила Майя с полным ртом.
— Сначала прожуйте и проглотите! Потом будете спрашивать! — сердито сказал хозяин розового домика.
Майя послушалась, а жучок между тем продолжал:
— Проклятые муравьи! Воображают, будто у меня только и дела, что возиться с ними! Возмутительно! Спускаюсь в кладовую, а там — муравей! Жить не могут без воровства!
Внезапно он спохватился:
— Простите, я забыл представиться! Пепи!
— A я — Майя! Приятно познакомиться. Она с любопытством разглядывала жучка:
он поклонился, и усики его качнулись, как два маленьких веера. Это очень понравилось пчеле.
— У вас такие симпатичные усики!
— Пожалуй! — согласился польщенный Пепи. — Мы такие! Хотите посмотреть изнанку?
Жучок повернул голову, и солнечный луч осветил его усики с другой стороны.
— Неплохо, правда?
— Я и не знала, что усики могут быть такими красивыми. Вот мои, например, едва видны…
— Что ж, — философски заметил Пепи, — каждому — свое! Зато у вас очаровательные глаза, и вы вся — золотая!
Майя покраснела от удовольствия. Впервые в жизни ее похвалили. От радости она глотнула еще меда.
— Очень вкусно!
— Угощайтесь, прошу вас. Это розовый мед. Первый в этом году. Ho будьте осторожны, желудок может испортиться! Здесь у меня есть и роса. Может быть, хотите пить?
— Благодарю вас, но мне пора!
— Все летаете, летаете! — жучок усмехнулся. — Право же, это нельзя назвать здоровым образом жизни. He лучше ли обосноваться на одном месте?
— Мне так нравится летать!
Жучок вежливо отодвинул розовую занавеску-
— Я немного провожу вас. Здесь есть один листок, с него далеко видно. Вы полетите, куда захотите.
— Благодарю вас! Я и вправду лечу, куда хочу!
— Хорошо вам, а у меня вот нижние крылышки с трудом раскрываются!
Он пожал руку своей гостье и отдернул последнюю занавеску.
— Ax, небо! — воскликнула Майя. — Прощайте!
— До свидания! — Пепи взобрался на листик и смотрел вслед своей гостье.
Она устремилась прямо в небо и вскоре растаяла в чистом утреннем воздухе, среди золотого солнечного сияния. Пепи тихо вздохнул и задумчиво вошел в свой розовый домик. Эта странная пчелка, казалось, принесла с собой тепло. Он улыбнулся и принялся напевать свою утреннюю песенку. Голос его вылетел из розовых лепестков навстречу великолепию пробуждающегося дня.

Золотом луга согреты,
красота кругом.
Я люблю весной и летом
розовый мой дом.
Кто я, что я и откуда,
я не знаю сам.
Солнца свет — ведь это чудо,
явленное нам.
Краски искристые тают,
вьются там и тут. Ярко розы расцветают
 и цветут, цветут!

ЛЕСНОЕ ОЗЕРО И ЕГО ОБИТАТЕЛИ

ЛЕСНОЕ ОЗЕРО И ЕГО ОБИТАТЕЛИ

— Ой! — спохватилась Майя. — Я совсем забыла спросить Пепи о людях! Наверное, он мог бы рассказать мне что-нибудь интересное, ведь он так много зңает. Ho, может быть, я и сама скоро встречу людей.
Она весело оглядывала своими светлыми глазами широкую пеструю землю, простиравшуюся перед ней великолепным ковром.
Она летала над огромным садом, и сад сверкал тысячами красок. Навстречу ей летело множество насекомых. И все они приветствовали ее и желали счастливого пути. Случалось ей замечать и пчел, и тогда сердце ее тревожно билось, она чувствовала себя виноватой, ведь они работали, а она просто жила! И еще она боялась, что какая-нибудь пчела может узнать ее. Ho вскоре поняла, что пчелы не обращают на нее никакого внимания.
 Вдруг Майя увидела, что и внизу под нею сияет голубое глубокое небо, такое же, как и над ней! Сначала она испугалась и решила, что залетела очень высоко, выше неба, но потом разглядела отражения деревьев и поняла, что перед ней спокойное лесное озеро, такое ясное в тихом утреннем свете. Майя была очарована. Она устремилась к водной поверхности и увидела всю себя! Вот она! Крылышки блестят, как стеклянные, ножки прижаты к телу, так учила Кассандра. И вся Майя сияет золотом!

— Как чудесно лететь над водой!
B прозрачной воде было много рыб, маленьких и больших, одни плавали, другие спокойно покачивались. Майя боялась к ним приближаться, она знала, что это небезопасно.
И еще ей очень понравились тростник, и кувшинки, и большие зеленые листья, которые лежали на воде, как блюдца. Она присела на один такой лист. Над ним, поблескивая, колыхались тростниковые стебли. Весь лист был в тени, только несколько круглых желтых пятнышек блестели.
— Как хорошо! — радовалась Майя. — Как хорошо!
Она принялась приводить себя в порядок. Обхватила руками головку и дергала ее, как будто хотела оторвать! Ho на самом деле она вовсе не собиралась отрывать себе головку, просто очищала ее от пыли! Потом она тщательно растерла крылышки ножками, и крылышки снова стали яркими и блестящими.
И вдруг она заметила, что на нее удивленно уставился синий жук.
— Что вы здесь делаете, на моем листе? — спросил он.
Майя немного испугалась.
— Можно, я здесь чуть-чуть передохну? Кассандра говорила, что все насекомые уважают пчел. Майе очень хотелось, чтобы ее уважали. Интересно, получится ли… Сердце беспокойно забилось. Кажется, она говорила с этим жуком слишком громко и резко.
Конечно, жуку показалось странным то, что Майя не собиралась так скоро улетать с его листа. Он досадливо зажужжал, присел на тростниковый стебель и, покачиваясь в солнечном свете, заговорил несколько вежливее:
— Вообще-то пчелам полагается работать, но если вы так уж нуждаетесь в отдыхе, я подожду!
— Ho ведь кругом так много листьев! — заметила Майя.
— Все занято! B наши дни мало кому удается заполучить такое жилье! Если бы пару дней тому назад лягушка не слопала жука, который жил здесь до меня, я бы и до сих пор не имел пристанища. A ночевать где придется не бог весть как приятно! Впрочем, не все ведут такую упорядоченную жизнь, как вы, пчелы. Однако позвольте представиться, мое имя Ганс Кристоф!
Майя молчала, она с ужасом размышляла о том, как, должно быть, неприятно попасть в лапы лягушки.
— A в вашем озере много лягушек? — осторожно спросила она и перебежала на самую серединку листа, чтобы ее нельзя было заметить из воды.
Жук расхохотался.
— Напрасный труд! — в голосе его зазвучали издевательские нотки. — Лист кувшинки прозрачен, солнце ярко светит, и лягушка спокойно может увидеть вас снизу. Вас! Ha моем листе!
Майя представила себе огромную лягушку, которая уставилась на нее выпученными жадными глазами. Это было очень страшно, и пчелка решила немедленно улететь. Ho тут случилось такое… Сначала над ее головкой раздался тонкий зудящий звук. Так ветер свистит в сухих листьях. Звук перешел B протяжный свист. Нежная прозрачная тень пронеслась над листом. Сердце маленькой пчелы замерло от ужаса! Она увидела, как огромная розоватая стрекоза схватила бедного Ганса Кристофа и стала разрывать его на части своими острыми, как ножи, челюстями! Жук отчаянно вопил. He выпуская своей добычи, стрекоза опустилась на тростниковый стебель, прогнувшийся под ее тяжестью. Майя увидела, как оба они, охотница и добыча, отразились в воде так близко от нее! Крики Ганса Кристофа разрывали ей сердце. И, недолго думая, она поспешила вмешаться.
— Эй! Немедленно отпустите жука! У вас нет никакого права терзать чужую жизнь!
Стрекоза разжала челюсти и, крепко ухватив жука сильной рукой, обернулась к Майе. Майю немного испугал взгляд гигантских серьезных глаз, но сияние стрекозиных крыльев восхитило маленькую пчелу. Они блестели, как драгоценные камни. И были они ужасно большие! Теперь Майя и сама не понимала, как она осмелилась кричать на такое существо, и тихо задрожала.
Ho стрекоза спросила мягко:
— Что с вами, дитя мое?
— Отпустите его! — Глаза пчелки наполнились слезами. — Его зовут Ганс Кристоф!
— Ho почему я должна его отпустить? — снисходительно улыбнулась стрекоза.
— Он!.. — Майя беспомощно развела лапками. — Он очень милый! И ведь он не сделал вам никакого зла, правда?
Стрекоза задумчиво посмотрела на бедного жука.
— Да, очаровательный юноша! — нежно произнесла она и отгрызла ему голову.
 Майе казалось, что она сходит с ума, так потрясло ее случившееся. Она не могла произнести ни слова и молча ужасалась потрескиванию и хрустению — это исчезало в челюстях стрекозы синее туловище Ганса Кристофа.

— He притворяйтесь, пожалуйста! — стрекоза перестала грызть и жевать. — Ваша чувствительность не производит на меня ни малейшего впечатления. Разве вы, пчелы, поступаете лучше? Вы еще очень молоды и плохо знаете обычаи своего народа. Когда в конце лета вы убиваете трутней, никто ведь не возмущается, верно?

— Вы кончили? — спросила Майя.
Она не решилась смотреть на стрекозу, поедающую Ганса Кристофа.
— Осталась еще одна нога!
— Проглотите ее, пожалуйста, тогда я вам отвечу! — Майя прекрасно знала, зачем нужно убивать трутней в конце лета и сердилась на стрекозу за ее глупый вопрос. — И не смейте приближаться ко мне! Иначе я вас ужалю!
Майя была очень рассержена. Впервые в жизни она угрожала другому существу и радовалась, что имеет оружие.
Взгляд огромных стрекозиных глаз тоже сделался сердитым. Стрекоза завершила свой обед и сидела, чуть пригнувшись и вглядываясь в маленькую пчелу, как разбойник, готовый в любую минуту кинуться на свою жертву. Ho Майя уже не боялась. Она сама не понимала, откуда взялась в ней такая смелость. Майя громко зажужжала. Такое жужжание она однажды слышала от пчелы-стражника, когда к улью подлетела оса.
— Стрекозы всегда жили в добром согласии с пчелиным народом! — медленно и угрожающе заговорила стрекоза.
— И правильно делали! — быстро ответила Майя.
— He воображаете ли вы, будто я вас боюсь? Я — вас!
Стебель сильно качнулся, и в несколько быстрых звонких взмахов стрекоза пронеслась низко над водой. Казалось, летели две стрекозы: одна над водой, другая в воде. И стеклянные их крылья сливались в один серебристый луч. И это было так красиво, что Майя даже забыла съеденного Ганса Кристо-фа и воскликнула восторженно:
— Чудесно! Чудесно!
— Это вы обо мне? — стрекоза немного удивилась, но тут же добавила: — Да, во мне есть чем восхищаться! Слышали бы вы, что говорили обо мне люди, которые вчера отдыхали у ручья!
— Люди! Вы видели людей?
— Ну, конечно! Впрочем, вы еще даже не знаете, кто я! Меня зовут Шнук, я из семейства жесткокрылых, стрекоза!
— Ax, расскажите мне о людях! — попросила Майя, тоже, в свою очередь, представившись.
Они уже не сердились друг на дружку. Стрекоза пересела на лист, поближе к пчеле, и Майя не возразила, она знала, что Шнук не посмеет напасть.
— У людей есть жало? — спросила пчела.
— Да зачем им жало, когда у них столько опаснейшего оружия! Все боятся людей! Особенно маленьких, которых зовут мальчишками. Мальчишки очень быстро бегают на двух ногах!
— Они гоняются за вами? — Майя заволновалась.
— Еще бы! — Шнук поглядела на свои красивые крылья. — Редко встретишь мальчишку, который не пытался бы поймать стрекозу!
— Ho зачем? — робко спросила Майя.
— Есть в нас что-то такое привлекательное! — Шнук улыбнулась и скромно опустила глаза. — Иная стрекоза, пойманная людьми, подвергается страшным мучениям, прежде чем ее убьют…
— Люди едят стрекоз?
— Нет, нет! — успокоительно произнесла Шнук. — Люди вовсе не питаются стрекозами. Ho время от времени людьми овладевает страшное желание убивать, зачем — непонятно! Вы, наверное, не поверите, но случается, что люди-мальчишки, поймав стрекозу, отрывают ей крылья просто так, ради собственного удовольствия! Ho я вижу, вы мне не верите?
— Конечно, не верю! — возмутилась Майя.
Шнук повела своими сверкающими плечами и понурилась, словно вспомнила какое-то мучительное переживание.
— Мне тяжело говорить об этом! — лицо стрекозы выразило страдание. — Ho слушайте: у меня был брат. Он подавал большие надежды. Ho, к сожалению, был немного легкомыслен и чересчур любопытен. И BOT однажды он попался мальчишке, который подкараулил его с сетью, закрепленной на палке. Такую сеть они называют сачком. Ho скажите, кому из нас пришло бы в голову изобрести такое ужасное оружие?
— Мне — никогда!
— Мальчишка обвязал моего брата толстой черной ниткой, так что бедный мой брат не мог спастись бегством. Каждый раз, когда ему казалось, что он наконец-то может взлете ть нитка натягивалась и брат снова оказывался во власти человека!
— Невероятно! — с горечью шептала Майя.
— Я никогда не забуду ужасную гибель брата! — Шнук тяжело вздохнула. — Целыми днями я думаю о нем, а ночью вижу во сне. Человек долго таскал с собой моего бедного брата, пока тот не испустил дух!
— Ho отчего же он умер? — с искренним сочувствием спросила пчела.
Шнук горько заплакала и потому ответила не сразу.
— Мальчишка сунул его в карман! Кто бы мог вынести это?!
— Карман? Что это такое? — Майя совсем приуныла. Она узнала столько нового и страшного, что едва дышала.
— Карман, — объяснила Шнук, — это такая кладовая, прилепленная к наружной коже человека. О, если бы вы знали, что может находиться в кармане! B каком ужасном обществе прошли последние минуты жизни моего брата! Нет, вам не понять, что такое карман…
— He понять! — согласилась Майя. — A что же бывает в кармане? Может быть, мед?
— 0 нет! — горестно воскликнула Шнук. — Мед в карманах встречается крайне редко. Ho слушайте, вот что было в кармане: лягушка, перочинный ножик и морковка!
— Ужас! — прошептала Майя. — A что такое перочинный ножик?
— Это одна из разновидностей искусственного жала. Природа не дала человеку настоя-Щего жала, вот он и мастерит себе искусственные! Лягушка была при смерти: ей выкололи глаз, сломали лапку и вывернули челюсть. Ho при виде моего брата она очнулась и с трудом проквакала:
— Дайте мне только поправиться, и я сразу слопаю эту стрекозу!
Она уставилась на несчастного своим единственным глазом. Этот страшный взгляд в сумраке темницы ужасно подействовал на моего брата. Он лишился чувств, а придя в себя, ощутил раскачивание кармана и обнаружил, что плотно прижат к лягушке, так что одно его крыло прямо-таки прилипло к ее холодному туловищу. У меня не хватает слов!
— Ho… откуда вы все это узнали?
— Когда мальчишка проголодался и вынул морковь из кармана, он выбросил на землю и моего брата, и лягушку. Я нашла их рядом в траве, когда прилетела, услышав, как брат зовет на помощь. Я появилась вовремя. Он рассказал мне все, обнял и поцеловал на прощание. Смерть он встретил спокойно, без единой жалобы, как истинный юный герой. Я закрыла ему глаза, покрыла его тело дубовыми листьями и украсила дорогую могилу полевым васильком. «Спи спокойно!»> — воскликнула я и полетела навстречу тихому летнему вечеру, и два алых закатных солнца провожали меня: одно — на небе, другое — в воде. Должно быть, не было на земле в тот вечер другого такого печального и торжественного существа, как я! A вам случалось переживать нечто подобное? Надеюсь, вы мне как-нибудь расскажете…
— Нет! — ответила Майя. — До сих пор у меня в жизни не случалось ничего печального!
— Что ж, будьте благодарны судьбе! — Шнук казалась немного разочарованной.
Пчелка спросила о лягушке.
— Лягушка? Думаю, она умерла, впрочем, так ей и надо! Я видела, что она пытается убежать, но ведь у нее не хватало одной лапы и одного глаза, и она все вертелась по кругу. Это было очень смешно. «Надеюсь, аист скоро найдет тебя!» — пожелала я ей, прежде чем улететь.
— Бедная лягушка, — грустно сказала маленькая Майя.
— Прошу вас! — возмущенно воскликнула стрекоза. — Вы заходите слишком далеко. Чтобы насекомое жалело лягушку! Как мало вы знаете о жизни!
— Конечно! Ho это так тяжко — чужие страдания…
— Это все оттого, что вы слишком молоды, — утешила стрекоза Майю.
— C возрастом пройдет. Ho здесь становится прохладно, я полечу на солнце. Прощайте!
Раздались уже знакомые Майе звуки, и стрекозиные крылья засверкали тысячами оттенков, как проточная вода или драгоценные камни. Стрекоза скрылась из виду, и вскоре Майя услышала ее песню. Эта протяжная песенка наполнила сердце маленькой пчелки одновременно и радостью, и печалью.

Ax, прекрасный светлый луч
показался из-за туч,
заблестела речка.
Бьется в стройных тростниках,
в тростниковых стебельках
лилии сердечко!
Так прекрасен мир окрест,
так прекрасен крыльев блеск,
небо так прекрасно!
Жизнь моя так коротка,
но течет, течет река
весело и ясно!

— Слушай песенку стрекозы! — сказала белая бабочка подружке. Две бабочки пролетели совсем рядом с Майей. Маленькая пчела тоже раскрыла крылышки и полетела, тихим жужжанием прощаясь с серебристой поверхностью лесного озера.

ИФИ И КУРТ

ИФИ И КУРТ

Ha другое утро Майя проснулась в чашечке голубого колокольчика и вдруг почувствовала, что воздух наполнен нежным легким движением, цветок чуть покачивался, что-то слегка касалось его. B раскрытую чашечку хлынул влажный запах травы и земли. И было очень холодно.
Майя собрала немного пыльцы с желтых тычинок, почистилась и осторожно выглянула. Шел дождь. Мягкий, прохладный, он моросил и все вокруг покрывал тысячами светлых прозрачных жемчужинок. Они скатывались по листьям, цветам и стебелькам, капали в траву и освежали землю.
Майя очень удивилась, она не знала, что бывает такое. Это был первый в ее жизни дождь. Он очень ей понравился и дал какое-то совсем неожиданное чувство счастья. Ho, вспомнив совет Кассандры — никогда не вылетать в дождливую погоду, пчелка обеспокоилась; она поняла, что ей будет трудно пасправить крылышки, а холод был ей просто неприятен. Майя затосковала о вчерашнем солнечном блеске: как было хорошо, как весело и беззаботно!
Раннее утро разбудило всех обитателей травы. Сидя в чашечке колокольчика, Майя наблюдала пробуждение чужой жизни. Это оказалось так интересно — она даже позабыла начавшую было одолевать ее тоску по родному улью. Очень забавно: сидишь наверху, и никто тебя не видит, зато ты видишь всех.
И все-таки мысли маленькой пчелы снова невольно обратились к далекому дому. Сейчас пчелы, наверное, чинят соты или кормят маленьких личинок. Когда снаружи идет дождь, в улье так спокойно и приятно! Только иногда выглядывают наблюдатели, чтобы определить направление ветра, посмотреть, перестало ли моросить. Царица обходит свое царство, медленно перебираясь с этажа на этаж, она все проверяет, кого-то похвалит, кого-то побранит; то там, то тут снесет яичко, и все чувствуют себя счастливыми от ее царского присутствия. Какую радость доставляет ее добрый взгляд или похвальное слово! Иногда она дружески гладит по головке молодую пчелу, совсем недавно начавшую свою рабочую жизнь, расспрашивает ее внимательно о ее переживаниях.
Нет, какое это счастье — жить в кругу своих родных пчел, знать, что они тебя уважают и готовы защитить! Здесь, в одиночестве, Майя всегда готова к опасности. A если дождь не перестанет, что же она будет есть? B колокольчике нет нектара, а пыльца так быстро опадает… Впервые за время своих странствий она поняла, как нужно ей солнце! Если бы не было солнца, никто не позволил бы себе никакой беззаботности, все стали бы очень серьезными! Ho едва Майя вспомнила о солнце, как сердечко ее снова наполнилось радостью и потаенной гордостью: ведь она не побоялась жить совсем одна! Сколько она уже успела увидеть и пережить! A другие и понятия не имеют обо всем этом, хотя прожили долгую пчелиную жизнь. Нет, жизненный опыт — это драгоценность, ради которой стоит рискнуть!
Внизу, среди травяных стебельков, прошагали муравьи. Они явно спешили. Песенка их звучала в маршевом ритме, но маленькой пчеле почему-то стало грустно от этой мелодии.

Жизнь ужасно коротка,
быстро так проходит,
но разбойник дурака
 вкруг пальца обводит

Муравьи были хорошо вооружены и выглядели опасными и дерзкими. Вскоре они скрылись вдали. Ho кое-кого успели разбудить: раздался грубоватый визгливый голос, лепестки большого цветка раскрылись. Оттуда вылез большой толстый жук. Весь он был покрыт сверкающей броней, которая отливала то синим, то зеленоватым, а то даже и черным! Жук казался по крайней мере в два-три раза больше Майи. Она подумала, что броню его никто не может пробить, а гудит он таким суровым и пугающим голосом. Муравьи разбудили его, и теперь у него плохое настроение. Волосы у жука растрепались, он еще не совсем проснулся и сердито протирал глаза.
— Я иду-у! — загудел жук. — Дорогу-у!
«Как хорошо, что я сижу в колокольчике!» порадовалась Майя. Она чувствовала себя безопасности в своем укрытии. И все-таки немного испугалась…
Жук тяжело заковылял сквозь влажные травяные заросли. Честно говоря, особенно красивым его нельзя было назвать. Как раз под Майиным колокольчиком он приостановился, отодвинул в сторонку увядший листок и отступил назад. Пчела увидела вход в норку.
«И чего только не бывает! — подумала любопытная Майя. — Я вот прожила совсем мало, а уже сколько всего видела!» Она затаилась в своем колокольчике и тихонько наблюдала за жуком. Он наклонился к норке, приложил лапки ко рту и крикнул:
— Если вы желаете отправиться со мной на охоту, вставайте поскорее! Уже рассвело!
Он был так уверен в себе, что не прибегал к особенной вежливости.
Спустя миг Майя услышала тоненький дрожащий голосок:
— Ax, прошу вас, прикройте дверь, на улице дождь!
Жук покорился, но спустя минуту снова нетерпеливо крикнул:
— Поспешите же!
Майе стало очень интересно: кто же появится из норки? Пчелка подобралась к самому краешку цветка, и вдруг прямо на нее упала большая дождевая капля. Она испугалась и поспешно отряхнулась. Из норки меж-ДУ тем выползло странное коричневатое существо. У существа было неуклюжее тело, большая голова с маленькими рожками, а лапки были такие тонкие, что существо вынуждено было двигаться медленно, и вид у него был крайне озабоченный. Полевой сверчок — вот кого увидела Майя.
— Доброе утро, милая Ифи! — наконец-то жук сделался любезным и даже вроде бы сразу похудел. — Как вы провели ночь? — он помолчал и добавил: — Дорогая!
Ифи поздоровалась с ним довольно равнодушно.
— K чему все это, Курт? Я не могу встречаться с вами. 0 нас уже сплетничают!
Бедный жук огорчился.
— Ho я не могу понять, почему юное счастье нашей дружбы должно погибнуть из-за мелочности других насекомых! Какое вам дело до них, Ифи? Ведь вы всегда можете скрыться в своем доме!
Ho Ифи улыбнулась грустно и задумчиво.
— Вы ничего не понимаете, Курт! A между тем, у меня есть твердые убеждения. И, увы, я должна добавить, что вы грубо воспользовались моей неопытностью, вы представились мне как розовый жук, а не далее, как вчера, улитка сообщила, что вы жук навозный! Надеюсь, вы чувствуете разницу? Улитка застала вас за таким делом, о котором мне и говорить не хочется. Именно поэтому я хотела бы прекратить наши отношения!
Опомнившись от смущения, Курт вскипел.
— Нет, я ничего не понимаю! Я хочу, чтобы любовь ко мне не зависела от моих занятий! He все ли вам равно…
— Если бы речь шла не о навозе, — сдержанно начала Ифи, — я бы на многое могла закрыть ґлаза. Ho вам следует понять, что молодая вдова, чей супруг всего три дня назад был съеден кротом, обязана держаться как можно скромнее. Итак, прощайте!
И Ифи мгновенно скрылась в своей норке. Жук выглядел так нелепо, что Майя невольно улыбнулась.
Наконец он опомнился и гневно покачал головой с печально повисшими усами.
— Бессердечная! Увы! Ни сердца, ни ума! Майя заметила слезы на его глазах, и ей стало жаль его. Ho вдруг Курт подался вперед, утер слезы и притаился за кучкой земли, которую его бывшая подруга, вероятно, вымела из своего жилища. Майя увидела, что сквозь траву пробираетсямаленький розовый дождевой червяк. Он то вытягивался и делался длинным и тонким, то сжимался и становился коротким и толстым. Весь OH состоял из нежных маленьких колечек, которые бесшумно свивались и распускались. И тут Курт бросился на червяка, схватил его и разорвал на две половинки. Майя испугалась. Курт жевал половинку червя, удерживая ее лапами, бедная половинка извивалась, а другая половинка между тем корчилась на земле.
— Терпение! — заметил Курт. — Я скоро кончу!
Ho вдруг он снова вспомнил об утраченной возлюбленной и залился слезами.
«Как много горя на земле!» — подумала Майя. И вдруг увидела, что половинка червя, которую Курт оставил на земле, быстро уползает.
— Ой! — вскрикнула пчелка. — Что это? Удивленный жук оглянулся.
— Дорогу-у мне! — загудел он.
— Ho я вовсе не стою у вас на дороге! — сказала Майя.
— Тогда где вы? Должны же вы быть где-то!
— Я здесь, наверху! B колокольчике, прямо над вами!
— Охотно верю! Ho, к сожалению, я не кузнечик, не могу подпрыгнуть и увидеть вас! Почему вы так кричали?
— Половинка вашего червя убежала! Я очень удивилась!
— Да! — заметил Курт. — Эти существа весьма подвижны. Впрочем, я уже сыт…
C этими словами он выпустил из лап остаток червяка. И немедленно этот остаток уполз, только не в ту сторону, куда первая половинка, а совсем в другую!
Майя снова удивилась, но Курт, кажется, был хорошо знаком с этой особенностью червей.
— Вы не должны думать, будто я всегда питаюсь червями, но розы так трудно найти!
— Надо дать знать половинке червя, что другая половинка уползла в другую сторону! — заволновалась Майя.
— He всем, кого разлучила судьба, суждено встретиться вновь! — Курт серьезно качнул головой. — Кто вы?
— Майя, пчела!
— Очень приятно! Ничего не имею против пчел. A что вы делаете в цветке? Давно ли вы там? Кажется, пчелы так себя не ведут.
— Я переночевала в этом колокольчике.
— Вот как! — произнес жук недоверчиво. — Выспались, значит? И, должно быть, только что проснулись?
Майя кивнула. Она подумала, что Курту будет неприятно, если он узнает, что пчелка слышала его объяснение с Ифи, а Майе совсем не хотелось огорчать жука.
Курту же очень хотелось взглянуть на Майю.
— Погодите! — сказал он. — Я сейчас ухвачусь за подходящий стебелек, и мы сможем увидеть друг друга. Надеюсь, вы ничего не имеете против?
— Нет, что вы!

Курт ухватился за стебель одуванчика и поднялся на задние лапы. Теперь Майя могла хорошо разглядеть его лицо. Конечно, он был не первой молодости, но довольно приятный, круглолицый. Он поклонился Майе и представился:
— Курт, из семейства розовых жуков! Майя усмехнулась про себя, она хорошо знала, что он просто навозный жук, но сделала вид, будто верит. Майе не хотелось огорчать Курта.
— A дождь вам не повредит? — спросила она.
— О нет! Я привык! Розы всегда в росе! «Ну что за наглая ложь и что за суетность!»
— подумала Майя.
— Курт, — осторожно начала она, — что это за норка там, под листком?
— Норка? Какая норка? Норок много! Я не понимаю, о какой именно норке вы спрашиваете?
Он совершенно растерялся, и тут с ним случилось ужасное несчастье. Пытаясь показать, что ему безразлично, о какой норке идет речь, он сделал небрежное движение и упал на спину, беспомощно размахивая руками и ногами.
— Все кончено! — кричал он. — Я никогда не смогу перевернуться! Я погибну! О, жалкая судьба!
Он вопил так громко, что совсем не слышал утешений Майи. При этом он все время пытался уцепиться лапками за землю, но только перекатывался на своей толстой спине. Зрелище было жалкое, маленькая Майя испугалась за дальнейшую судьбу бедняги Курта. Он лежал бледный и ужасно кричал.
— Я не выдержу! Отвернитесь, не мучьте] умирающего вашим пронизывающим взглядом! О, если бы мне ухватиться за травинку, за стебелек одуванчика! Я не могу держаться за воздух!
— Подождите! — крикнула Майя. — Я постараюсь помочь вам! Может быть, у меня получится. Ho, милый Курт, не кричите так, а лучше послушайте меня. Сейчас я наклоню к вам какую-нибудь травинку! Вы сможете ухватиться?
Ho Курт громко стонал и, кажется, ничего уже не понимал. От страха он перестал соображать. He обращая внимания на проливной дождь, Майя выпорхнула из своего убежища, заметила подходящую травинку и уцепилась за нее. Ура! Травинка согнулась под ее тяжестью, и кончик оказался прямо над лицом Курта.
— Цепляйтесь крепче! — крикнула Майя. Курт вцепился в кончик стебелька сначала одной рукой, после — другой, а потом и обеими ногами, а на ногах у него были крепкие шипы. И вот он уже перевернулся!
— Ox! — застонал жук. — Если бы не мое присутствие духа, я так бы и остался жертвой вашей болтовни!
— Теперь вам легче? — спросила Майя. Курт прижал лапку ко лбу.
— Благодарю! Когда пройдет это головокружение, я все вам расскажу!
И тут вдруг появился стриж. Он летел низко над травой, высматривая насекомых. Пчелка припала к земле. A когда она распрямилась, Курт уже успел уползти. Майя огляделась по сторонам и взвилась в воздух. Дождь прошел и наступил теплый ясный день.

КУЗНЕЧИК

КУЗНЕЧИК

Чудесный день! C утра пала роса, и когда солнце поднялось высоко, все кругом засверкало.
Вокруг разносились многочисленные голоса. Странно, но страшные птицы, сидевшие на ветках, пели очень красиво. A порхающие в кустах насекомые: жуки, бабочки, мухи — вторили им.
Майя устроилась в дупле дерева. Там было безопасно и сухо, а ночью — тепло, потому что солнце по целым дням прогревало лес. Только однажды Майя перепугалась, это случилось, когда дятел начал долбить ствол ее дерева. Для маленького насекомого услышать стук дятла — все равно что для нас слушать ночью, как бандиты лезут в окно! Однако именно по ночам Майя чувствовала себя в безопасности, никто не пытался проникнуть в ее надежное убежище.
Пчелка отыскала темную и холодную щелочку и хранила там свои скромные запасы меда, запечатав их вощаной печатью.
Веселая и жизнерадостная, Майя летела навстречу новому дню. Она была похожа на золотую пылинку, которую уносит ветер.
— Сегодня я непременно встречу человека! — воскликнула она. — B такие погожие дни люди наверняка выходят на воздух и радуются!
B воздухе сновало огромное количество насекомых, просто неимоверное! Повсюду царило веселье, раздавались взрывы смеха бабочек и жучков. Майя летела прямо в густую траву, к ярко распустившимся цветам.
Особенно понравились ей красивые красные маки. B чашечке одного из них она позавтракала и только собралась лететь дальше, как увидела на травяном стебле очень странное существо. Майя сначала испугалась — такое это было зеленое тощее чудовище! — но потом ей сделалось любопытно и она с интересом смотрела на длинноногого незнакомца. У него был такой вытянутый лоб, что казалось, будто это рожки, а усики — чрезвычайно тонкие и длинные. Прозрачные крылышки — маленькие-маленькие — вряд ли могли бы поднять его в полет, зато незнакомец обладал замечательно большими задними ногами, согнутыми в коленках; когда он прыгал, эти ноги подбрасывали его кверху, как пружины. И весь он был зеленый-зеленый, а глаза дерзкие и взбалмошные, но в общем они глядели по-доброму.

— Hy-c, барышня! — заметил кузнечик; должно быть его немного раздражило удивленное выражение на лице пчелки. — Вы что, никогда не видели кузнечиков? Или, может быть, вы просто сносите яйцо?
— Что за глупости! — рассердилась Майя. — Даже если бы я умела нести яйца, я все равно н е стала бы этого делать! Как можно легкомысленно присваивать себе священные обязанности царицы!
Кузнечик сжался от смеха, и лицо у него сделалось такое смешное, что Майя и сама невольно улыбнулась, хотя была очень сердита на него.
— Барышня! Ха-xa! Разумеется, царица — это все! Ho и вы ведь пчела!
Майя была разозлена до крайности.
— Что за глупый смех! Неужели вы серьезно можете предполагать, что я несу яйца, да еще здесь, прямо на траве!
Раздался странный треск.
— Гопля! — воскликнул кузнечик и скрылся из виду.
Майя поразилась. Без помощи крыльев он взвился в воздух так высоко, что это показалось Майе просто безумной смелостью!
Вскоре он снова был рядом с ней. Она не могла понять, когда это произошло, но вот он сидит и бессовестно оглядывает ее со всех сторон.
— Нет! — наконец решил этот бесстыдник. — Вы не годитесь для того, чтобы нести яйца! У вас нет яйцевода!
— Что? Нет яйцевода?! — Майя поспешно прикрылась крылышками, так что только личико было видно.
— Нет яйцевода, совершенно верно! Ho это не основание для того, чтобы падать в обморок! Вы ведь оса, не так ли?
Маленькая Майя оскорбилась до глубины души:
— Вы гадкий, гадкий!
— Гопля! — ответил кузнечик и снова исчез. «Он меня с ума сведет! Надо поскорее улетать!» — решила Майя. Какая обида, какой позор! Ee приняли за осу! За осу — значит, за воровку и разбойницу! Майя совсем уж было собралась лететь, но тут кузнечик снова появился перед ней.
— Прошу прощения, барышня! — Задние его ноги были похожи на стрелки часов, когда они показывают двадцать пять минут седьмого. — Время от времени я вынужден прерывать нашу приятную беседу исключительно для того, чтобы удовлетворить насущную потребность своего организма в прыжках! C вами такого не бывает?
Он широко ухмыльнулся своим длинным ртом. И Майя невольно засмеялась.
— He правда ли? — он ободряюще кивнул.
— Кто вы? И почему вы такой беспокойный?
— Меня знают все! — он снова ухмыльнулся, на этот раз так вызывающе, что Майя не знала, что и думать; она не понимала, когда он говорит всерьез, а когда — шутит.
— Я в ваших краях совсем недавно, — дружески начала она, — и, должно быть, поэтому ничего о вас не знаю. Ho попрошу вас запомнить: я пчела, а никакая не оса.
— О! — небрежно махнул лапкой кузнечик. — Это все равно!
Майя снова вспылила.
— Вы крайне невоспитанное существо! Вам следовало бы внимательно рассмотреть какую-нибудь осу!
— Ну, и что толку? Какая мне польза от того, что я наконец-то отмечу некие микроскопические различия, по сути, существующие лишь в вашем воображении. Вы летаете, жалите и не умеете прыгать. Таковы и осы! Ни малейшей разницы! Гопля!
«Надо срочно улетать!» — подумала Майя. Ho кузнечик вновь вернулся.
— Барышня! Приглашаю вас на состязание по прыжкам в высоту и в длину! Состязание состоится в саду священника! Хотите контрамарку? У моей супруги есть лишняя.
Пара нежных слов — и вы получаете контрамарку. A я, в свою очередь, надеюсь прыгнуть выше и дальше всех!
— Меня подобные состязания не занимают! — не без досады отозвалась Майя. — Тому, кто умеет летать, свойственны более возвышенные интересы!
Кузнечик на этот раз так широко ухмыльнулся, что казалось, будто его голова вот-вот переломится пополам!
— Милая барышня, гордыня — это грех! Летать умеют многие, а вот прыгать… Вы совсем не в курсе современной моды! Сегодня даже люди стремятся к элегантным прыжкам. Например, недавно священник подпрыгнул почти на целый метр вверх только для того, чтобы понравиться маленькой змейке, которая случайно выползла перед ним на дорожку. Он до такой степени презирает все, что не в состоянии прыгать, что однажды даже зашвырнул подальше свою трубку, трубку, без которой не может жить ни один уважающий себя священник! Между прочим, я знаком с кузнечиками, способными подпрыгивать вверх на высоту, в триста раз превышающую их собственный рост! B триста раз! Hy как, вы поражены? Вы сожалеете? Даже самое большое в мире животное — слон не в состоянии подпрыгнуть так высоко! Что молчите? Прикусили язычок?
— Да как же я могу произнести хоть слово, если вы не умолкаете ни на миг!
— Ho говорите, прошу вас! Гопля! ֊ и он снова исчез.
 A Майя снова невольно засмеялась. Ho ей нравилось, что у кузнечика такие обширные познания об окружающем мире. Прыжками она и вправду не увлекалась, но узнать от своего собеседника что-нибудь новое ей очень даже хотелось. «Наверное, такие, как он, безалаберные существа, часто обладают значительным жизненным опытом! — подумала Майя. Она огляделась. — Интересно, понимает ли этот кузнечик человеческий язык?»

Именно об этом пчелка хотела его спросить и еще о том, можно ли приближаться к человеческому жилью.
— Барышня!
— Откуда это вы выпрыгиваете так неожиданно?
— Отсюда!
— Послушайте, вы так и прыгаете по свету без всякой цели?
— Ну, разумеется! A как же иначе! A вы что, стремитесь к светлому будущему? Никто не знает будущего! Разве что древесная жаба! Ho как-то неохота с ней встречаться.
— Вы очень умный! Может быть, вы и человеческий язык понимаете?
— He знаю, что вам на это сказать, барышня! Возможно, у людей вовсе нет никакого языка. Звуки, издаваемые ими, ни с чем не сравнимы по своей грубости! Ho в душах их, несомненно, живет стремление к более или менее нормальному звучанию. Однажды я наблюдал двух мальчиков. Они изо всех сил дули в полые стебельки. Получалось что-то вроде стрекотания полевого сверчка, хотя и не так естественно. Все же люди стараются! Желаете еще что-нибудь узнать, барышня? Я кое о чем осведомлен!
Он снова широко ухмыльнулся, подпрыгнул и исчез. Пчелка подождала, но он не появлялся. Она оглядела траву и цветы — кузнечика не было видно…

МУХА

МУХА

Полуденный зной утомил маленькую Майю. Она лениво парила над зарослями садового кустарника, пока не облюбовала для отдыха широкий листок большого каштана. B тени каштана стояли столики. Должно быть, здесь была устроена пивная под открытым небом. Неподалеку алела черепичная кровля сельского домика. Из трубы поднимался прямо к солнцу голубой дымок.
Теперь она непременно встретит человека! Ведь это его царство! Должно быть, человеку принадлежит и это раскидистое дерево. И странные деревянные изделия внизу, конечно, дело рук человека.
Вдруг раздалось жужжание, и рядом с Майей опустилась на лист муха. Она быстро-быстро засеменила по зеленоватым прожилкам. Потом начала порхать с одного конца листа на другой, и тоже очень быстро. Даже казалось, будто она не летает, а подпрыгивает. Ho это только так казалось! Наверное, мухе хотелось отыскать самое приятное для себя местечко. Внезапно она взвивалась в воздух и жужжала так мучительно, как будто что-то важное произошло или как будто ей пришло в голову изменить кое-что в окружающем мире. Ho вскоре она вновь опускалась на лист и как ни в чем не бывало перепархивала взад и вперед. И опять замирала на месте…
Майя с любопытством оглядывала муху, затем подлетела поближе и поздоровалась.
— Добрый день! Рада приветствовать вас на моем листе! Вы, кажется, муха?
— Естественно! И я очень занята! Надеюсь, вы не собираетесь прогонять меня?
— Нет, нет! Мне приятно познакомиться с вами!
— Верю! — И вдруг муха попыталась лапками оторвать себе голову.
— Ой! He делайте этого!
— Так надо! Вы ничего в этом не понимаете! — Муха вытянула лапки вдоль крылышек и вся выгнулась. — Между прочим, я комнатная муха! — добавила она не без гордости. — Сюда я прилетаю только на лето.
— Как интересно! — обрадовалась Майя. — Наверное, вы знакомы с человеком?
— Я хорошо знаю людей! Я каждый день на них сажусь. Странно, вы, пчела, и не знаете об этом!
— Меня зовут Майя, — смущенно представилась пчелка.
Она не могла понять, откуда у других насекомых эта уверенность в себе, порою доходящая до наглости.
— Красивое имя! Ho сама вы — глупышка! Муха сидела, выставив вперед головку и грудку. Затем наклонилась и прикрыла крылышками лапки.
— Все дело в осторожности! — произнесла муха уверенно.
Ho маленькая Майя обиделась. И вдруг, сама не зная, как это у нее получается, она бросилась на муху и ухватила ее за шею.
— Я вас научу прилично себя вести с пчелами!
— He жальте меня! — заорала муха. — He жальте! Это ужасно! И ведь это единственное, что вы можете! Уберите, пожалуйста, свой зад подальше, ведь там жало! И отпустите меня, я сделаю все, что вы пожелаете! Я пошутила! Все знают, что вы, пчелы, самые почитаемые, самые сильные и многочисленные! Только не убивайте меня! Боже, почему никто не понимает шуток!
— Хорошо! — с презрением бросила Майя. — Живите! И расскажите мне все, что вы знаете о людях!
— Сейчас же расскажу! Я давно хочу вам все рассказать! Только отпустите меня!
Майя отпустила ее. Пчела поняла, что такое существо не достойно уважения. «Что можно узнать от этой твари! И все же, каким образом она связана с людьми?»
Муха получила хороший урок и сделалась весьма вежливой. Жалобно жужжа, она оправила крылышки, усики и волоски на своем черном тельце. Все было в беспорядке, потому что Майя сильно тряхнула свою собеседницу. Затем муха принялась втягивать и вытягивать хоботок. Такого Майя прежде не видала.
— О, у меня вывихнут хоботок! — стонала муха. — Вот к чему привело ваше буйное поведение! Так что же вы желаете узнать о человеке? Ox, мне полегчало! Лучше я поведаю вам историю моей жизни. Я выросла среди людей, так что из моего рассказа вы все узнаете.
— Вы выросли среди людей?
— Ну, да! Моя мать снесла яйцо в комнате, и я вылупилась в одном из углов. Ha оконных занавесях я училась ходить. A первые мои полеты были от Шиллера до Гете.
Майя спросила, что такое Шиллер и Гете. И муха ей объяснила с чувством некоторого превосходства. Оказывается, это были мраморные изображения — бюсты двух каких-то важных людей. Они стояли по обеим сторонам зеркала, и никто не обращал на них внимания.
— A что такое зеркало? И зачем там нужны два этих бюста?
— Когда ползешь по зеркалу, видно брюшко. И это очень забавно! Люди часто останавливаются перед зеркалом, дергают себя за бороду или приглаживают волосы. Если человек смотрится в зеркало в одиночку, он улыбается, а если рядом в комнате есть другой человек, тот, который смотрится в зеркало, принимает на себя важный вид. He знаю, для чего людям зеркало, никогда не задумывалась об этом. Просто никчемная игрушка! B детстве я частенько ударялась об него; я хотела пролететь сквозь зеркало, а оно с силой отталкивало меня.
Видно было, что мухе не так-то просто отвечать на вопросы пчелы, но она очень старалась.
— Какое оно, зеркало? — переспросила она Майю. — Ho, вы ведь пролетали над поверхностью воды, вот и зеркало такое же, только твердое и неподвижное.
Муха видела, что Майя внимательно слушает ее, и становилась все более любезной. Пчелка никак не могла поверить мухиным рассказам, но уже сожалела, что подумала о ней так плохо. «Другие существа часто оказываются умнее, чемможно предположить!»

A муха продолжала рассказывать.
 — Прошло довольно много времени, и я научилась понимать человеческий язык. Это не так-то просто, для этого нужно, что называется, стать на «ты» с человеком. Ho теперь я хорошо знаю, о чем люди говорят и чего желают. Желания у них не бог весть какие многообразные. И говорят они все одно и то же!

— He могу поверить! — возразила Майя. — Кассандра мне рассказывала, что люди строят такие огромные города, что их за целый день не облетишь; а башни в этих городах высокие, как свадебный полет нашей царицы! И еще люди мастерят плавучие дома и дома, летящие по воздуху быстрее самой быстрой птицы!..
— Постойте, постойте! — возбужденно перебила муха. — Кто такая эта Кассандра? Можно спросить?
— Кто? Моя воспитательница!
— Воспитательница! — с легким пренебрежением повторила муха. — Конечно, пчела? Пчелам свойственно переоценивать людей! Эта пожилая барышня Кассандра, или как ее там зовут, абсолютно не разбирается в истории. Какое нам, насекомым, дело до всех этих человеческих выдумок! Все это для нас не имеет ни малейшего значения! Вы, пчелы, ужасно непрактичны! Вы никогда не научитесь правильно оценивать мир. Возьмите, к примеру, нас, мух: мы совершенно уверены, что земля — наша собственность, что на всей земле нет никого важнее нас!
Муха сделала несколько зигзагообразных движений по листу и снова принялась так сильно дергать свою голову, что Майя всерьез обеспокоилась. Кроме того, она уже догадалась, что ничего особо умного от мухи не услышит.
— Я имею право на подобное мнение, — продолжала муха, потирая лапки. — Пересчитайте, сколько в комнате бывает мух и сколько — людей!
— Возможно, у вас есть такое право, — примирительно заметила Майя. — Ho для меня это не решение вопроса.
— Уж не думаете ли вы, что я появилась на свет лишь в этом году? — внезапно поинтересовалась муха.
— He знаю!
— Я уже успела перезимовать! Я ведь родилась среди зимы! Потому и отдыхаю сейчас здесь, чтобы набраться сил!
— Bo всяком случае, вы храбрая! — признала пчела.
— Еще бы! — воскликнула муха, на секунду вспархивая с листа. — Мухи — самые храбрые обитатели земли! Мы только на миг убегаем от опасности и тотчас же снова возвращаемся! A вы когда-нибудь видели человека?
Майя недоверчиво поглядела на свою собеседницу, муха ей все-таки не очень нравилась.
— Нет, не видела! Да и не особенно хочу видеть!
— Это просто потому, что вы с людьми не знакомы! A посмотрели бы вы, какие веселые игры затеваем мы с людьми! Вот, например, в моей комнате живет один старик, он очень заботится о том, чтобы нос его всегда был красивого красного цвета, и пьет ради этого один удивительно вкусный и ароматный напиток. Когда старик на цыпочках подходит к буфету, чтобы налить себе стаканчик, он улыбается и жмурится от удовольствия. A когда пьет, смотрит на потолок, там ли я. Я киваю ему. Тогда он проводит ладонью по лбу, по носу, по губам; это он показывает мне, куда я должна сесть. Потом человек мигает глазами, широко раскрывает рот и задергивает на окне занавеску, чтобы нас не беспокоило послеполуденное солнце. Затем человек ложится на постель, которая называется кушетка, и вскоре принимается издавать глухие хриплые звуки, для него это — колыбельная песня, которая, должно быть, кажется ему очень красивой, а для меня — сигнал к приближению. Сначала я допиваю мою долю напитка, специально оставленную в стакане. Даже капелька этого напитка удивительно оживляет — ах, как я понимаю человека! Я подлетаю и сажусь ему прямо на лоб. Лоб находится между носом и волосами и служит для того, чтобы думать. От мыслей на лбу образуются длинные морщины. Когда человек думает о чем-то хорошем, морщины движутся, как маленькие волны. A когда человек сердится, морщины поднимаются кверху, а нос делается похожим на какой-то сморщенный красный шар! Стоит мне начать передвигаться по морщинам на лбу, как человек принимается махать руками. Он полагает, что я где-то в воздухе. Поскольку я прогуливаюсь по его лбу, он туго соображает и не может понять, где я. Наконец догадывается, рычит и тянется рукой. Вот тут-то надо быть крайне внимательной! Я жду до самого последнего момента! Затем прыжок — и я увернулась от удара! Так мы играем иной раз по полчаса. Человек может долго выдерживать. Ho вот он вскакивает и сыплет словами, которые явно выражают его неблагодарность. Ho что вы от него хотите? Разве дождется мушиное благородное сердце признательности от грубого человека! Я взлетаю на потолок и оттуда слушаю его брань.
— He могу сказать, чтобы мне это особенно нравилось, — задумчиво произнесла Майя. — Мне кажется, что это абсолютно бесполезные действия!
— A что я должна делать? Может быть, начать воздвигать соты с медом у него на носу? Вы неостроумны, милая моя! Кстати, каковы ваши полезные действия в подобных случаях?
Майя покраснела, но постаралась скрыть свое смущение.
— Придет день, когда я совершу что-то доброе и прекрасное! — быстро проговорила она. — Ho сначала мне надо узнать мир. Я уверена в этом!
Щеки маленькой пчелы вспыхнули, воспламененные надеждой. Ho муху не очень-то интересовали пчелиные возвышенные помыслы. Она возбужденно прыгала по листу и наконец сказала:
— У вас, милая, случайно не найдется капельки меда?
— Очень жаль! Ho меда у меня нет. Иначе я бы вас с удовольствием угостила. Вы так развлекли меня! Можно я вас еще кое о чем расспрошу?
— Я на все ваши вопросы могу ответить!
— Как мне попасть в человеческое жилище?
— Нужно влететь внутрь! — мудро посоветовала муха.
— Ho ведь это опасно!
— Дождитесь, пока не откроется какое-нибудь окно, и летите. Только запомните, как вылететь обратно. Если не запомнили, тоже не беда, летите просто на свет! B каждом человеческом доме много окон. Надо только проследить и заметить, откуда идут солнечные лучи!
— Мне пора! — сказала Майя. — Желаю вам приятного отдыха! Прощайте!
Пчелка расправила крылышки и взлетела над цветами с нежным тихим жужжанием, в котором всегда слышалась и какая-то озабоченность.
Муха поглядела ей вслед и подумала о том, что еще немало могла бы рассказать своей неожиданной собеседнице. Затем пробормотала задумчиво:
— A почему бы и нет?

МАЙЯ B ЛОВУШКЕ

МАЙЯ B ЛОВУШКЕ

После встречи с мухой маленькой Майе сделалось грустно. Она не очень-то доверяла мушиным россказням! Пчелка представляла себе человека совсем другим. Возвышенным и прекрасным существом! И ей не хотелось узнавать о нем что-то дурное и обидное. Она даже не решалась влететь в человеческое жилище. Кто знает, может быть, человеку это не понравится! A Майя ни за что на свете не хотела быть навязчивой! Она вспоминала слова Кассандры. «Люди добры и мудры, — говорила та. — Они могущественны, но не злоупотребляют своей силой, а повсюду несут разумность и порядок. Они почитают пчелиный народ, и мы доверяемся их защите и делимся с ними медом. Ho они оставляют нам достаточно меду для зимнего пропитания и заботятся о том, чтобы мы не страдали от холода и от наших врагов. Ha земле не так уж много живых существ, которые были бы в таких свободных и дружественных отношениях с людьми. Другие насекомые часто говорят о людях дурное. He верь им! Всякий раз, когда пчелы бегут от людей и пытаются зажить самостоятельно, они гибнут. Многие животные охотятся за нашим медом, и случалось, что целые пчелиные государства уничтожались только потому, что неразумное животное решило насытить свою жадность!» Таковы были слова Кассандры, и Майя решила твердо верить в истинность ее слов, пока сама не убедится в противном.
Полдень давно миновал. Солнце опускалось в листву плодовых деревьев обширного сада. Деревья уже отцвели, и маленькая пчела вспомнила, какими милыми и чистыми они стояли все в цвету, окруженные упоительным благоуханием.
Она летела и думала о том, что все вернется. Снова взойдет солнце и расцветут деревья. Как прекрасен мир, в котором она живет.
Ha самом краю сада сияли светлые звездочки жасмина, желтые сердцевинки лучились среди белых лепестков. Тихий ветерок разносил вокруг жасминовый аромат, к которому добавлялось дыхание цветущих лип. И счастливая Майя смотрела на огромные задумчивые липы, в листве которых угасали последние отблески заката.
Майя пролетела мимо шелковичных деревьев, где уже наливались сладостью маленькие плоды, и хотела вернуться снова к жасминовым кустам, когда вдруг что-то липкое охватило ее крылья. Полет ее внезапно прервался, словно какая-то тайная сила повлекла ее вниз, дикая и страшная, обволакивая ее ножки и усики… Пчела раскачивалась, что-то мягкое и гибкое то приподымало ее, то снова опускало.
Маленькая Майя все же не успела испугаться по-настоящему. Ей не было больно. Просто все это было очень странно. Она попыталась взлететь. Напряглась и увидела, что обвита тончайшей серебристой нитью. Испуганная, она хотела оборвать нить, но нить не обрывалась. Появилась еще одна нить, и еще, и еще… Тонкие липкие нити замелькали в воздухе…
Майя вскрикнула от ужаса. Ведь она попала в паучью сеть! Горький плач маленькой пчелы разносился в тиши мирного вечера, насекомые и птицы порхали вокруг, благоухал жасмин. A ей грозила страшная гибель!
Голубая бабочка с медовыми пятнышками на крылышках пролетала совсем близко от Майи.
— Бедняжка! От всего сердца желаю вам легкой смерти, милая моя! Я ничем не могу вам помочь! Возможно, и меня ждет та же участь. Может быть, уже сегодня ночью! Ho сейчас мне хорошо! Прощайте и помните о солнце в своем глубоком вечном сне!
И бабочка продолжила свой блаженный полет.
A Майя плакала. Она лишилась последней надежды и была очень напугана. Она билась, кричала, жужжала, звала на помощь, но никто не хотел помочь ей. A между ^ем она все сильнее запутывалась в паутине. B ужасе вспоминала она предупреждение мудрой Кассандры: «Опасайся паутины. B сетях паука нас ждет страшная смерть! Паук бессердечен и коварен. Он нчкого не жалеет!»
Майя пришла в отчаяние. Она снова попыталась разорвать опутавшие ее страшные нити, но они все туже обматывали ее.
 Измученная, она позволила себе минуту расслабления. И тут под большим шелковичным листом, совсем близко, она увидела паука. Хладнокровное чудовище злобно смотрело на маленькую пчелу, готовое вот-вот броситься на нее.

Майя снова вскрикнула. Еще никогда в жизни она так не кричала. Сама смерть не могла выглядеть страшнее, чем это темное косматое чудище с огромными страшными зубами и высокими лапами, удерживавшими неуклюжее туловище. Сейчас паук бросится вперед, и жизнь ее будет кончена!
И вдруг страшный гнев охватил Майю. Она издала громкий боевой пчелиный клич, звуки которого заставляли трепетать многих животных! Она забыла о своем страхе, об усталости. Она думала только об одном: как встретить смерть достойно.
— Вы заплатите жизнью за ваше коварство! — крикнула она пауку. — Только попробуйте напасть на меня, сразу поймете, что такое пчела!
Ho паук не шевелился. Это казалось странным и пугающим.

Разгневанная Майя снова забилась в сети. Вот лопнула нить. Эта паутина годилась для мелких комаров и мушек, но не для такого крупного насекомого, как Майя. И все же пчела никак не могла выбраться.
Паук приблизился к Майе, повиснув всем своим тяжелым телом на тонкой нити.
— Вы что, решили разорвать мою сеть? — хрипло спросил он. — Что вам здесь нужно? Или мир недостаточно велик для вас? Зачем тревожите вы мирного отшельника?
Таких слов Майя совсем не ожидала.
— Я ошиблась! — она вся трепетала от счастья и надежды на спасение. Значит, у этого противного паука нет никаких дурных намерений!
— Простите! Я не заметила вашу паутину и случайно запуталась!
Паук подобрался еще ближе.
— Вы слишком крупная маленькая личность! — заметил он, расправляя одну ногу, затем другую. Нить раскачивалась. И как эта тонкая нить выдерживала тяжесть неуклюжего туловища!
— Помогите мне выбраться. Я отблагодарю вас!
— Я здесь для того, чтобы помочь вам! — паук улыбнулся, но выглядел он все равно злым и коварным. Вы мне всю паутину изорвете. Успокойтесь хотя бы на мгновение, и я освобожу вас!
— О, благодарю!
Паук подобрался совсем близко. Он смотрел, насколько она запуталась в его сети.
— A как у вас с жалом?
Выглядел он отвратительно. Майя вздрогнула от ужаса при одном только предположении, что он может коснуться ее. Ho все же она постаралась держаться приветливо.
— He тревожьтесь! Я спрячу жало, чтобы вы случайно не поранились!
— Прекрасно! He шевелитесь! Бедная моя паутина!
Майя успокоилась. Ho вдруг она почувствовала, что вращается на одном месте, у нее даже закружилась голова. Ей сделалось дурно. Пришлось закрыть глаза. Что это? Когда она снова открыла глаза, то в ужасе убедилась, что опутана новыми липкими нитями.
— Боже!
Она смолкла. Это конец! Паук обманул ее! Она в ловушке, спасения нет. Она не может шевельнуться.
Гнев и ярость исчезли. Глубокая печаль охватила душу. «Я не знала, что на свете столько подлости и злобы. Наступает мой смертный час! Прощай, солнце, прощайте, подруги-пчелы! И зачем только я покинула вас? Прощайте все! Я умираю!»
Паук смотрел на нее изучающим взглядом. Он все еще побаивался жала.
— Как вы себя чувствуете, малышка? — наконец проскрипел он.
Сначала Майя гордо молчала, затем произнесла:
— Убейте меня поскорей!
— Как бы не так! — паук хлопотливо скреплял порванные нити. — Вы полагаете меня таким же глупцом, как вы сама? Нет уж, повисите здесь, а я буду высасывать из вас кровь! Жаль, что вы не можете видеть, какие повреждения вы нанесли моей прекрасной паутине, тогда бы вы поняли, что смерть для вас еще небольшое наказание!
Он молниеносно скользнул к земле, закрепил липкую нить на камне и натянул. Затем снова поднялся и медленно потянул пленницу вверх.
— Вам, милая моя, следует находиться в тени. Иначе солнышко вас высушит! Вот так! При виде вашей участи и другие крупные существа, комары, например, не посмеют рвать мою сеть! Да, кстати, я паук-крестовик! Ваше имя и происхождение меня не интересуют! Вы для меня не более чем пища!
Майя висела над землей, всецело предоставленная жестокости паука, который собирался уморить ее голодом. Она висела вниз головой и тихо стонала. Помощи ждать было неоткуда! Ax, если бы здесь были пчелы из ее улья! Наверное, они не дали бы ей погибнуть.
И вдруг она расслышала знакомое:
— Я иду-у! Дорогу-у!
Сердце несчастной пчелы забилось сильней. Ведь это же Курт, навозный жук! Когда-то она помогла ему.
— Курт! — позвала она. — Курт! Милый!
— Дорогу-у!
— Курт, я здесь, у вас над головой! Меня поймал паук!
— Кто вы?
— Я пчела Майя! О, помогите!
— Майя? Ax да, вспомнил! Мы познакомились несколько недель тому назад! Однако вы в ужасном положении, и, конечно, вам необходима моя помощь. Время у меня есть, и я вас не брошу!
— Вы могли бы порвать эти нити?
— Вы что, хотите оскорбить меня? — Курт напряг мускулы. — Видите, как железо! Где вы еще найдете такую силу! Сию секунду я освобожу вас!
Он схватил нить, на которой повисла Майя, и рванул. Пчела упала на землю.
— Это только начало! He дрожите так, милая Майя! Бедняжка! Какая вы бледная! Разве можно так бояться смерти?! Смерть надо встречать спокойно, надо относиться к ней философски! Берите пример с меня! Так! Сейчас я размотаю эти липучки!
Майя не могла произнести ни слова. Слезы радости заливали ей лицо. Она будет свободна, она снова полетит навстречу солнцу, она будет жить!
И тут она увидела, что к ним спускается паук.
— Курт! — закричала она. — Паук!
Ho Курт только усмехнулся. Он и вправду был очень сильным жуком.
— Пусть только попробует! — спокойно произнес Курт.
— Разбойники! Ha помощь! — раздался хриплый голос паука. — Караул! Грабят! Слушайте, вы, толстяк, что вы делаете с моей законной добычей?
— He нервничайте, господин! — сказал Курт. — У меня тут небольшое дельце с моей приятельницей! Ho если вы произнесете еще хоть слово, которое мне не понравится, я разорву в клочья и вас, и вашу паутину! Что же вы притихли?
— Я бедное, несчастное существо! — заныл паук.
— Это меня не касается! Убирайтесь отсюда!
Паук бросил на Курта взгляд, полный ненависти и злобы, затем глянул на свою паутину и призадумался. Тихо бранясь, он принялся медленно подниматься вверх. Курт был одет в такую броню, которой не страшны были ни укусы, ни удары. Бормоча что-то о несправедливости сильных мира сего, паук на всякий случай спрятался под листом и оттуда наблюдал за своей паутиной.
A Курт между тем освобождал Майю. Он разорвал паучьи нити и высвободил ее крылышки и ножки. Радостная и счастливая Майя счистила со своего тельца остальную паутину. Лапки ее двигались медленно, она все еще не пришла в себя окончательно.
— Забудьте об этом ужасном случае, — посоветовал Курт, — тогда вы перестанете дрожать. Вы можете полететь?
Майя с тихим жужжанием сделала несколько шагов. Ничего не болело. Значит, она не ранена. Она медленно подлетела к цветку жасмина и жадно принялась пить нектар из чашечки. Затем вернулась к жуку, который отдыхал на траве.
— Благодарю вас от всего сердца! — Майя была взволнована счастьем вновь обретенной свободы.
— Вам есть за что благодарить меня, — сказал Курт. — Ho такой уж у меня характер! A теперь летите домой и ложитесь спать. Вы далеко живете?
— Нет, близко, вон в том лесу. Прощайте, Курт! Я никогда не забуду вас! Всю жизнь буду помнить!

ВОНЮЧКА И БАБОЧКА

ВОНЮЧКА И БАБОЧКА

Страшные переживания заставили Майю о многом задуматься. Она решила стать более осторожной. Ведь и Кассандра когда-то предупреждала ее: мир так велик, опасностей так много… По вечерам Майя размышляла в одиночестве. Ho днем, при ярком свете солнца, маленькая пчела забывала о своих опасениях и с головой уходила в пестрый водоворот живой жизни!
Однажды в кусте малины ей встретилось странное существо. Угловатое, сплющенное какое-то, и на спине то ли крылышки, то ли просто красивый рисунок. Маленькое чудище замерло с закрытыми глазами. Вокруг благоухала малина.
Майе захотелось узнать, что это за насекомое. Она подлетела поближе и поздоровалась. Насекомое не ответило.
— Эй, вы! — Майя качнула лист, на котором пристроилось насекомое.
To медленно приоткрыло один глаз.
— Пчела! Ничего нового! Пчел много! — оно снова закрыло глаз.
«Какой нелюдим!» — подумала Майя, но решила все же проникнуть в тайну незнакомца. Майя стала очень-очень любезной.
— He хотите ли меда? У меня много! Насекомое снова приоткрыло один глаз и поглядело задумчиво.
«Интересно, что оно теперь скажет?» Ho оно ничего не сказало, просто снова закрыло глаз и замерло, будто приклеенное к листу, даже ног не было видно! Как будто кто-то сильно притиснул бедное существо и оно совсем сплющилось.
Майя, конечно, поняла, что с ней просто не хотят говорить, но ей не хотелось уходить ни с чем, ведь это обидно.
— Неужели вы так ничего и не скажете? He забывайте, что мы, пчелы, пользуемся всеобщим уважением!
Насекомое не шевелилось и не открывало глаза.
«Наверное, это больное насекомое! — подумала Майя. — Как, должно быть, неприятно болеть в такой прекрасный день!» Майя подлетела совсем близко и спросила по-дружески:
— Что с вами?
Насекомое зашевелилось, но как-то странно.
«У него нет ног! Вот почему оно ни с кем не хочет разговаривать!»
У самого черенка листа насекомое остановилось. Майя с удивлением заметила, что на своем пути оно оставило какие-то маленькие коричневые капельки. «Как странно!» И вдруг Майя почувствовала, что воздух наполняется неприятным запахом. Запах этот исходил от капель, оставленных таинственным насекомым, и был таким сильным и противным, что у пчелы закружилась голова. Она поспешно взлетела и заткнула нос, вся трясясь от обиды и возмущения.
— Так вам и надо! Нечего связываться с вонючкой! — засмеялся кто-то позади нее.
— He надо смеяться надо мной! — рассердилась Майя.
Она оглянулась и увидела на тонкой ветке большую белую бабочку. Бабочка бесшумно размахивала крылышками, усеянными черными крапинками. Майя видела много бабочек, но ни с одной не была знакома. Красота этой бабочки так восхитила пчелу, что она забыла все свои огорчения.
— Наверное, я и вправду очень смешная! Так это была вонючка?
— Да! — улыбнулась бабочка. — C ней не надо связываться! Вы, должно быть, еще совсем молоды?
— Нет, — ответила Майя, — не совсем! Я уже очень много знаю. Ho вонючку встречаю в первый раз.
— Вонючки любят одиночество, — сказала бабочка, — а вот их никто не любит. Поэтому иногда, когда им хочется, чтобы на них обратили внимание, они оставляют дурно пахнущие следы. Иначе о них бы все забыли. A они хотят, чтобы о них помнили на всякий случай.
— Какие у вас красивые крылья! — воскликнула Майя. — Такие легкие и белые! Давайте познакомимся. Я Майя, пчела!
Бабочка подобрала крылья и теперь, казалось, вся состояла из одного тонкого крыла. Она склонилась и тихо сказала:
— Фрида!
Так ее звали. Майя продолжала любоваться ее крыльями.
— Полетайте немножко! — попросила Майя.
— Вы хотите, чтобы я улетела?
— O нет! Я просто хотела бы увидеть, как колышутся в голубом воздухе ваши большие белые крылья. Ho это можно отложить на потом! A сейчас расскажите мне, где ваш дом?
— У меня нет какого-то определенного жилища, от этого только лишние неприятности. C тех пор, как я стала бабочкой, моя жизнь прекрасна! Зато раньше, когда я была гусеницей, я только и делала, что ела капустные листья и ссорилась с другими гусеницами.
— Я вас не понимаю!
— Я хотела сказать, что прежде, когда я была гусеницей…
— Как это? — удивилась Майя.
— Ho ведь это всем известно! Даже люди об этом знают!
Майя совсем растерялась.
— Вы должны мне все объяснить подробно. Иначе я просто не поверю вам!
Бабочка подлетела поближе к маленькой пчеле и принялась рассказывать о том, как однажды, еще будучи гусеницей, стала вдруг обматывать себя нитями, которые тянула из своего брюшка, пока не превратилась в маленькое молчаливое существо, которое называют куколкой.
— A спустя несколько недель я разорвала темный кокон, в котором лежала. Я не могу вам описать, Майя, какое это счастье — вновь увидеть солнце после долгого затворничества. Передо мной раскрылось теплое море золотого света. Я любила жизнь до боли, до сердцебиения!

— Я понимаю вас! — серьезно сказала Майя. — Co мной было то же, когда я впервые вылетела из нашего душного города в огромный мир, благоухающий цветами.
Маленькая пчела примолкла, вспомнив свой первый полет. Затем спросила, как же могли в тесном коконе вырасти такие большие крылья.
— Они были нежно сжаты, как лепестки в бутоне, — объяснила Фрида. — Под воздействием света и тепла цветок раскрывает лепестки. Вот и мои крылья так раскрылись. Это все от солнца!
— Да, — сказала Майя, — все от солнца! Она задумчиво смотрела на белую бабочку на фоне голубого неба.
— Нас, бабочек, многие считают легкомысленными. A мы просто счастливые существа. Вы не поверите, Майя, как часто я размышляю о жизни!
— И что же вас привлекает больше всего?
— Конечно, будущее! Это так интересно! Ho мне пора лететь. Луга полны цветущих колокольчиков и васильков! Мне хочется быть там, вы ведь понимаете меня?
Майя очень хорошо понимала бабочку, и вот они попрощались и разлетелись в разные стороны. Белая бабочка — бесшумно, будто листок, гонимый ветром, а маленькая Майя — с нежным озабоченным жужжанием, которое мы так часто слышим на лугах и о котором вспоминаем, когда думаем о лете.

БОРЬБА ГАННИБАЛА C ЧЕЛОВЕКОМ

БОРЬБА ГАННИБАЛА C ЧЕЛОВЕКОМ

Неподалеку от Майиного дупла проживал с семейством жук-древоточец Фридолин. Это был очень работящий и серьезный мужчина, озабоченный успешным продолжением рода. Теперь он с гордостью наблюдал за своими пятьюдесятью сыновьями. Проворные, умные, они подавали большие надежды. Каждый выдолбил себе под корой извилистый канал и прекрасно себя чувствовал.
— Моя жена так все устроила, что они друг у друга на пути не встанут! — объяснял Фридолин пчеле. — Они даже и не знают друг друга. У каждого из них — своя дорога в жизни!
Майя не первый день была знакома с Фри-долином. Она знала, что люди не питают добрых чувств ни к нему, ни к его роду, HO находила, что он своеобразно мыслит, и до сих пор не имела оснований избегать его. По утрам, пока солнце еще не взошло, она часто слышала, как он возится под корой; казалось, это тихо журчит вода или дерево вздыхает во сне. Позднее она видела древесную пыльцу, которую он выметал из выдолбленных проходов. Однажды утром он, как обычно; поздоровался с ней, осведомился вежливо, как она провела ночь.
— Вы не собираетесь лететь?
— Нет! Сегодня очень ветрено!
Лес и вправду тревожно шумел. Ветки раскачизались, листья трепетали, словно coбираясь взлететь. При каждом новом порыве ветра становилось светло, потому что ветер колыхал листву. A в ветвях той сосны, где жили Майя и Фридолин, ветер сердито свистел.
— Всю ночь я проработал! — вздохнул Фридолин. — A что еще остается? He люблю бросать дело недоконченным! He очень-то я доволен этой сосной. B следующий раз устроюсь на елке!
Он вытер вспотевший лоб и сдержанно улыбнулся.
— Как дети? — дружески поинтересовалась Майя.
— Благодарю! Теперь уж за ними не углядишь! Ho вроде бы преуспевают!
Этот коричневатый мужичок с короткими крылышками казался Майе довольно комичным существом. Ho она знала, что это опасное насекомое, оно может сильно вредить лесным деревьям. Если народ древоточцев нападет на дерево, оно погибнет. Маленькие жуки прогрызают кору, и дерево сохнет. Так они уничтожали целые леса. Майя задумчиво глядела на древоточца. Каким полезным и сильным могло бы быть это насекомое, если бы…
— Ax, жизнь была бы прекрасна, если бы не дятлы! — озабоченно вздохнул Фридолин.
— Да, да! Дятлы поедают всех!
— B конце концов дятлам тоже нужно жить! Ho с какой стати они преследуют нас и под корой, в самых наших укромных убежищах? Это беззаконие!
— Ho ведь дятел слишком велик для того, чтобы забраться под кору!
Фридолин поглядел на молодую пчелу и чуть иронически поднял брови. Ему было приятно показать свою осведомленность.
— Слишком велик? Кто говорит о его величине? Главное — это его язык!
Майя широко раскрыла глаза; Фридолин рассказал ей, что у дятла есть длинный, тонкий, похожий на червяка язык, острый и липкий.
— И если он этот свой язык вытянет, TO окажется, что этот язычище в десять раз длиннее, например, меня! — жук махнул рукой. — Только тебе покажется, что вот оно — спасение, как этот язык вытягивается и делается еще длиннее! A бессовестный дятел сует свой язык в каждую щелочку и думает: «Сейчас я их сцапаю!» И если уж этот язык сунулся в ход древоточца, прилипнешь и конец!
— Я вовсе не трусиха, — сказала Майя, — но все это звучит страшновато!
— Вам с вашим жалом хорошо! — не без зависти заметил Фридолин. — Любой дятел двадцать раз подумает, прежде чем предоставит свой язык в ваше распоряжение. Хоть кого спросить! A вот нам что делать? Взять хотя бы случай с моей двоюродной сестрой. Помню, как мы с женой ссорились из-за нее. Вот, значит, приходит моя сестренка к нам в гости. A точного расположения ходов в нашем жилище она не знала. Вдруг слышим — дятел. Обычно мы слышим стук клюва издалека и сразу принимаем меры. A тут… B темноте сестренка кричит: «Фридолин, я прилипла!» Чувствую — тащат ее! A после — тишина. Дятел перелетел на другое дерево… Ho с моей сестренкой было покончено. Дятел ее проглотил. Ee звали Агата…
— Слышите, это бьется мое сердце! — взволнованно произнесла Майя. — Это из-за вашего внезапного рассказа!
Пчела вспомнила о своих бедах и задумалась о том, что еще может произойти.
И вдруг Фридолин захохотал.
Майя посмотрела на него с удивлением.
— Он идет! — воскликнул Фридолин. — Вон он, на дереве! Чудак! Ho вы сейчас увидите!
Майя посмотрела и увидела, что по стволу карабкается какое-то существо. B жизни она такого не видела! Она даже немного испугалась и спросила Фридолина, не нужно ли им спрятаться.
— Да вы что! — смеялся жук. — Нужно только вежливо поздороваться. Это весьма ученый господин. Ho, несмотря на свои обширные познания, он добросердечен и скромен. Хотя и немножко смешон. Глядите, что он делает!
— Кажется, он что-то обдумывает, — предположила удивленная Майя.
— Он борется с ветром. — объяснил Фридолин и снова засмеялся. — Только как бы у него ноги не перепутались.
— Значит, эти длинные нити — его ноги! Удивительно!
Между тем назнакомец приблизился, и теперь Майя могла его разглядеть. Казалось, он плывет по воздуху. Его маленькое круглое туловище висело на тонких-тонких ногах! Ножки тянулись во все стороны в поисках опорьі. И кроме того, они все были согнуты в коленках и если выпрямлялись, то подымали маленькое туловище еще выше. Оно то поднималось, то опускалось.
 — Удивительно! — Майя всплеснула руками. — Кто бы мог предположить, что такие тонкие, как волосинки, ножки могут быть такими подвижными! И передвигаться на них, оказывается, можно! Вот чудо!

— Эх, оставьте! — махнул рукой Фридолин. — Если я вижу что-то смешное, я просто смеюсь
— и все!
— Ho мне вовсе не хочется смеяться над ним! Часто мы смеемся над тем, чего попросту не можем понять.
Незнакомец уже был совсем близко. Он посмотрел на Майю с высоты своих согнутых ног и вежливо произнес:
— Доброе утро! Сегодня настоящая буря! Отличный ветер, не правда ли?
Он изо всех сил старался удержаться на ногах.
Фридолин усмехнулся, но Майя любезно ответила, что совершенно согласна и что именно из-за сильного ветра она сегодня никуда не полетела. Незнакомец склонил голову и глядел на нее сквозь сгибы колен.
— Пчела Майя? Рад! Я много хорошего слышал о пчелах! Сам же я просто не знаю, как вам представиться! Наше семейство известно под самыми разными именами. Зовут нас то ткачиками, то портняжками и даже, подумайте только, сапожниками! Короче, я паук и меня зовут Ганнибал.
Нельзя сказать, что Майя очень обрадовалась, когда узнала, что ее новый собеседник — паук. Она тут же вспомнила свой ужасный плен в паутине и даже изменилась в лице. Ho Ганнибал ничего не заметил. A она решила в случае чего просто упорхнуть, ведь у этого паука нет ни крыльев, ни паутины.
— Я о многом размышляю! — сказал Ганнибал. — Если позволите, я подойду поближе. Здесь, на большой ветке, мне легче будет держаться.
— Пожалуйста! — Майя подвинулась, уступая место.
Фридолин попрощался с ними. Ho Майе было интересно узнать о жизни Ганнибала. «Каких только живых существ нет на земле! To и дело открываешь что-то новое!»
Ветер утих. Показалось солнце. B кустах запела птичка. Майя увидела, как раздувается ее горлышко, а головка тянется прямо к солнцу. Лесная чаща полнилась счастливыми звуками.
— Ax, если бы я могла так петь! Целыми днями сидела бы на каком-нибудь цветке и пела бы, пела!
— To есть, жужжали бы, жужжали! — добродушно усмехнулся Ганнибал.
— Птичка выглядит такой счастливой!
— Вы фантазерка! Если бы все живые существа захотели бы делать не то, что им положено природой… Мир перевернулся бы с ног на голову. Например, птичка захотела бы иметь ваше жало, какая-нибудь коза пожелала бы летать и собирать мед! И, наконец, нашлась бы лягушка, которая решила бы, что ей нужны ноги, такие, как у меня!
— Я совсем о другом думала, — засмеялась Майя. — Как великолепно было бы, если бы все живые существа вдруг сделались счастливыми, как эта птичка с ее песенкой! Ho что это? — с удивлением воскликнула пчела. — У вас семь ног!
Ганнибал грустно оглядел свои ноги.
— Это совсем не так много. Ha одну меньше, чем нужно.
— Так их должно быть восемь?
— C вашего позволения! У нас, у пауков, всегда по восемь ног. Так уж ведется. Да и выглядишь с восемью ногами достаточно представительно! Ho одну ногу я потерял. Жаль! Теперь справляюсь, как могу…
— Наверное, это очень неприятно — потерять ногу, — сочувственно сказала Майя.
Ганнибал скрестил свои ноги, так что трудно стало их пересчитывать, подпер рукой подбородок и начал:
— Я все вам расскажу. Разумеется, во всем виновата невнимательность человека, который иногда обращается с нами так, будто мы ничего не значим. Мне столько довелось пережить! Вы, должно быть, знаете, что мы, пауки, — существа ночные! Когда-то я обитал в садовом домике. Домик был выкрашен в зеленый цвет и снаружи весь увит плющом. B иных окошках стекла были разбиты, и я мог свободно входить и выходить. Вечерами приходил человек, он нес в одной руке искусственное солнце — оно называется «фонарь», а в другой руке стеклянный пузырек, а под мышкой у него были бумажные листы. Все это он выкладывал яа деревянный столик, садился и начинал думать. A свои мысли он записывал на бумаге. Вам, наверное, случалось видеть бумагу? Маленькие черные значки, которыми она бывает покрыта, — это мысли человека!
— Чудесно! Чудесно! — Майя радовалась тому, что может узнать столько нового.
— Hy вот! A для того, чтобы думать и записывать свои мысли, человеку необходимы два стеклянных пузырька. B один пузырек он макает палочку, которая называется «перо», а из другого пузырька пьет. И чем больше он пьет, тем лучше мыслит и тем интереснее записывает. Он очень старательное существо и пишет он о нас! Ho это труд нелегкий и, можно сказать, бесконечный! До сих пор человек мало знает о насекомых. Например, он понятия не имеет о нашей богатой душевной жизни, о наших тревогах…

— Вы плохого мнения о человеке? — перебила Майя.
— Напротив! Ho остаться с семью ногами вместо положенных восьми — это, знаете ли…
— Да, да! — согласилась Майя.
— Как-то вечером, — продолжил Ганнибал, — я охотился в углу окна. A человек сидел перед своими пузырьками и мыслил! Ho меня раздражало поведение невоспитанных мушек и комаров! Собственно говоря, они-то и есть объекты моей охоты. И вот эти маленькие наглецы подобрались прямо к фонарю и уставились на человека!
— Ho это же интересно!
— Ho нельзя же так себя вести! Боже мой, что они вытворяют! Бьются о стекло фонаря, обжигают крылья!
— Бедняжки! — вздохнула Майя. — Должно быть, им кажется, что это настоящее солнце!
— Лучше бы им оставаться на подоконнике! Там для них безопаснее. И мне там легче охотиться. Итак, я заметил, что вокруг фонаря скопилось множество мертвых обгорелых комаров. Человек не обращал на них никакого внимания, и я сам решил ими заняться. Разве это было неоправданное действие?
— Вполне оправданное!
— И все же оно сделалось причиной моего несчастья. Я осторожно полз по столу, медленно приближаясь к фонарю. Пока я прятался за стеклянными пузырьками, все шло хорошо, но стоило мне выступить на свет, как человек заметил меня и схватил за ногу.
«Гляди-ка!» — воскликнул он. И при этом он ухмылялся! A глаза у него были огромные!
Ганнибал вздохнул. Маленькая Майя взволнованно спросила:
— У человека действительно такие огромные глаза?
— Вы бы лучше посочувствовали мне! — нервно заметил Ганнибал. — Представьте себе мое тогдашнее душевное состояние! Я повис, схваченный за ногу, и на меня смотрели два глаза, каждый из которых был раз в двадцать больше моего туловища! A зубы! Огромные белые зубы! Ну?
— Страшно! — посочувствовала Майя. — Ужасно!
— И тут моя нога отделилась от тела! Иначе не знаю, что бы сталось со мной! Я упал на стол и бросился бежать. Спрятался за стеклянными пузырьками и оттуда грозил человеку. Человек уже не осмеливался тронуть меня. Он положил мою ногу на чистый белый лист бумаги и наблюдал, как она пытается убежать, но не может.
— Ваша нога двигалась? — испуганно спросила Майя.
— Да! Это особенность наших паучьих ног! Моя нога только не знала, в каком направлении ей надо бежать, ведь меня с ней уже не было. И вот она бесцельно шевелилась на одном месте. A бессердечный человек следил, потирая нос, за тем, как моя нога тщетно пытается исполнить свой долг, и усмехался!
— Нет, это невозможно! — воскликнула Майя. — Оторванная нога не может двигаться сама по себе!
— Что это еще за «оторванная нога»?
— Ну, нога, которую оторвали от тела. У нас дома так говорят.
— Пора бы вам отвыкнуть от этих ребяческих определений. B моем лице вы имеете дело с образованным существом. Нужно говорить «нога, отделенная от туловища»! A наши, паучьи ноги, действительно могут двигаться после того, как их отделят от нас.
— He могу поверить! Это бездоказательно!
— Может быть, мне ради вас лишить себя еще одной ноги? — рассердился Ганнибал. — C вами невозможно общаться!
Майя смутилась. Она не понимала, в чем ее вина. «Как нелегко с другими существами. Я ведь не сказала ему ничего плохого. Как бы мне извиниться перед ним!»
Она грустно смотрела на длинноногого паука, на. его помрачневшее лицо.
— A почему бы мне вас не съесть? — внезапно произнес он.
Доброту Майи он явно посчитал просто слабостью.
И тотчас Майя перестала быть кротким грустным существом, расправила крылья, громко зажужжала и крикнула, глядя на него горящими от гнева глазами:
— Я — пчела!
— Простите! — и Ганнибал помчался вниз по стволу так быстро, как это можно делать с семью ногами вместо восьми.
Майя невольно рассмеялась. Снизу доносился голос паука.
— У вас ужасный характер! Несчастным существам, пострадавшим от ударов злой судьбы, вы нагло угрожаете жалом! Ho придет и ваш час! Тогда вы вспомните обо мне и горько пожалеете!
C этими словами он скрылся в чаще травяных стебельков.
Майя не обратила внимания на его угрозы.
Ветер совсем стих. Нарождался чудесный день. B ясном небе плыли белые облачка. Это зрелище пробуждало чувство покоя, добрые мысли и мечты о счастье. Майе захотелось снова увидеть зеленые луга, лесное озеро, солнце! Стройная трава покачивалась на опушке леса. B маленьких болотцах расцвели кувшинки. Вдали замер еловый лес. От него веяло холодом и печалью. Должно быть, там, далеко, — родина сказок!
A Майя летела к цветам, к солнцу.
«Какое счастье — жить!» — думалось ей.

ЧУДЕСА НОЧИ

ЧУДЕСА НОЧИ

Текли дни, проходили недели. Сменялись в жизни Майи радости и опасности, она почти не встречала пчел и иногда мучительно тосковала по родному улью. Ей хотелось быть вместе со своим народом, работать, совершать что-то полезное. Ho желание это проходило. Наделенная беспокойной душой, Майя едва ли могла бы чувствовать себя хорошо в роли обычной труженицы улья. У животных и насекомых, как и у людей, встречаются исключительные характеры. И надо быть очень осторожными, когда оцениваешь действия того или иного существа. Особые свойства характера могут говорить вовсе не о лени и своенравии. Юные бунтари часто вырастают в энергичных и умных мужчин, в чудесных добрых женщин. Вот маленькая Майя. Она от рождения была наделена чувствительным сердцем, она искренне восхищалась красотой окружающего мира и всей душой стремилась к нему. Ho когда не с кем разделить свое счастье — это очень тяжело. Майе так хотелось подружиться с кем-то. Она уже не была прежней маленькой пчелкой, но молодой сильной пчелой с блестящими здоровыми крыльями и острым опасным жалом. Она уже поняла, что в жизни чередой сменяют друг друга радости и опасности. Теперь она обладала значительными познаниями, и ей так хотелось приносить пользу! Может быть, вернуться в улей и просить прощения у царицы? Ho одно страстное желание Майи еще оставалось неудовлетворенным — она еще не видела человека! Так много противоречивого слышала она о людях, что была скорее растеряна, нежели осведомлена. И все же она чувствовала, что на свете нет никого умнее, сильнее и возвышеннее человека!
Впрочем, иногда ей случалось издали видеть людей, больших и маленьких, одетых в пеструю одежду. Ho приближаться она не осмеливалась. Однажды она приметила у ручейка что-то красное и блестящее', она подумала, что это цветок. A подлетев поближе, увидела маленького человека, совсем крошечного, с золотыми волосами и розовым лицом. Ho крошечный этот человечек был все равно очень большим по сравнению с Майей. Он был одет в красное платьице и крепко спал. Он выглядел таким добрым и милым, что Майя чуть не расплакалась от умиления. Она забыла обо всем на свете, любуясь спящим человеком. Да, все, что она прежде слышала о людях, — гнусная ложь! Милый, милый человек, уснувший в тени березки, так кротко шелестящей своими листочками!
Подлетел комар и поздоровался с Майей.
— Смотрите! — воскликнула пчела. — Человек! Такой прелестный и добрый! Чудесно, правда?
Комар посмотрел на Майю, затем — на предмет ее искреннего восхищения.
— Да, это человек! Только что я его куснул! Видите, брюшко мое раздулось от его крови!
Майя прижала ладони к сердцу.
— Он умрет? Вы ранили его? Как вы посмели? Разбойник!
Комар засмеялся и самодовольно пропищал:
— Это совсем маленький человечек! Он называется «девочка». Ничего ей не сделается от моего укуса! A вы что, и в самом деле верите в человеческую доброту? Ни один человек не отдаст комару добровольно хотя бы каплю своей крови!
— Я не так уж много знаю о людях, — тихо сказала Майя.
— Ho пчелы преданы человеку. Они служат ему!
— Я оставила наше царство, — смущенно проговорила пчела. — Мне хочется познать мир…
— Странно! И как это вам пришло на ум? Ho, честно говоря, мне нравится ваша независимость. A служить людям я бы никогда не решился!
— Ho люди тоже служат пчелам! — Майе не хотелось, чтобы ее народ выглядел униженным.
— Возможно! A вы, собственно, откуда родом?
— Из пчелиного царства в замковом парке. Наша царица — Елена Восьмая!
— Завидное происхождение! — комар поклонился. — Примите мое почтение! Кажется, у вас недавно произошла революция? Часть пчел покинула улей. Об этом много говорили. Это правда?
— Да! — с гордостью ответила Майя.
Ей было приятно, что ее род пользуется таким почетом и известностью. Она вдруг остро ощутила тоску по родному улью. Ей захотелось сделать что-нибудь полезное и прекрасное для своей царицы, для всего народа. И, охваченная такими мыслями, она ни о чем больше не расспрашивала комара. Она уже поняла, что он — существо наглое, а подобные существа склонны говорить о других только дурное.
֊ Кусну-ка я этого человечка еще разок, — сказал комар, — а потом — обратно к друзьям!
Майя отвернулась. Ей не хотелось видеть, как насекомое причиняет боль спящему ребенку. И в то же время пчела была поражена: комар кусал человека и не умирал от этого! A ведь Кассандра когда-то предупреждала, что, если ужалишь человека, непременно умрешь! Майе запомнилась эта странная встреча с маленьким спящим человеком. Желание пчелы понять людей окрепло. Она решила смело двигаться к цели.
И случилось так, что желание Майи исполнилось, и действительность оказалась гораздо прекраснее мечты.
Однажды ночью Майя заснула раньше обыкновенного. Ho в полночь внезапно проснулась. Ee маленькая спальня в дупле вся была залита голубым тихим светом. Майя увидела прелестный, серебристо-голубоватый воздух, ощутила странное спокойствие, царившее кругом. Она встала на пороге. Светился лес, словно околдованный. Трава, казалось, была покрыта тонким сияющим покрывалом. Серебрились стволы и листья берез. Голубела даль.
— Что за ночь!
Высоко в небе светился серебряный диск. Это от его сияния так удивительно изменилось все кругом. Полную луну окружали крохотные огоньки, такие нежные, прелестные. Майя не помнила себя от счастья. Луна! Звезды! Она слышала обо всем этом, но видела впервые!
Майя услышала очаровательную мелодию. Нежное щебетание, поток серебристых звуков, они словно рождались из лунного света. Пчела огляделась — кто же это? Никого! Все так таинственно, но все так истинно и прекрасно!
Майя решила лететь. «Если я сама не хочу делать ничего плохого, то ничего плохого со мной не случится!»
Она летела над лугом, залитым лунным светом. И вдруг увидела на листке незнакомое крылатое существо. Вот оно поднялось навстречу луне, приподняло узкое крылышко и принялось водить по нему острой лапкой, будто играло на скрипке. Трепещущие серебристые звуки наполнили ночь.
— Божественно! — воскликнула Майя. Летняя ночь была светла и нежна. Пчела не замечала ночной прохлады, поглощенная новыми впечатлениями. Внезапно существо перестало играть. Сделалось тихо, как никогда.
— Добрый вечер! — поздоровалась Майя. — Простите, если я вас побеспокоила, — быстро добавила она, — но ваша музыка влекла меня.

Незнакомец посмотрел на пчелу широко раскрытыми глазами.
— Кто вы, ползучее существо?


— Я вовсе не ползучее существо, — серьезно ответила Майя. — Я Майя, пчела!
— Пчела! Ho ведь пчелы спят по ночам! Я кое-что слышал о пчелах от ежа. По вечерам он поедает мертвых пчел, которых выбрасывают из улья.
— Да, — тихо подтвердила Майя, — это так! Кассандра мне говорила. Еж приползает в сумерках и ищет мертвых пчел. И вы знакомы с этим страшным животным?
— Мы, полевые сверчки, вполне с ним ладим. C нами ему не справиться! Мы его дразним, кличем «дядюшкой». Что ж, каждому надо как-то жить! Только не за мой счет!
У пчелы по этому поводу были немного иные мысли, но сейчас ей не хотелось вступать в спор.
— Значит, вы сверчок? — спросила она дружески.
— Да. Ho вы отнимаете у меня время. Мне надо играть! Сегодня полнолуние. Чудесное полнолуние!
— О, прошу вас, умоляю! Отвлекитесь на мгновение! Расскажите мне о ночи!
— Летняя ночь — самое прекрасное, что только может быть на земле! Летняя ночь наполняет сердце блаженством. Это вы должны были понять, ощутить, слушая мою музыку! Ho почему вы непременно хотите обо всем знать? Мы, бедные маленькие существа, мало знаем о мире, но все равно можем почувствовать его величие!
И снова полилась светлая, ликующая, серебристая мелодия. Майя тихо слушала и размышляла о жизни.
И все вокруг притихло. Ho вот смолкла мелодия. Сверчок ускользнул.
«Как грустно бывает ночью!» — подумала Майя.
Ha берегу ручья росли кувшинки. Они гляделись в быстрый поток, блестевший B лунном свете, и это было чудесно! Вода тихо журчала, сонные кувшинки склонились к ручью. «Они забылись, потому что они счастливы!» — подумала Майя. Она присела на край лепестка и тоже залюбовалась искристой водой. Вдали, словно усыпанные частыми звездочками, мерцали березы.
«Куда течет этот ручей? Да, сверчок прав. Мы так мало знаем о мире!»
И вдруг она услышала нежный поющий голосок. Чистый и звонкий, он исходил из чашечки цветка и звучал так удивительно, казался таким неземным. Сердце пчелы радостно забилось.
«Сейчас что-то произойдет! Я увижу что-то удивительное!»
Кувшинка слегка качнулась. Отогнулся лепесток. Показалась нежная белая ручка с тонкими пальчиками. Потом Майя увидела маленькую светлую головку и нежное тельце, облаченное в белое одеяние.
Охваченная страхом и восторгом, пчела оцепенела.
Маленькое существо остановилось на краю лепестка и с улыбкой посмотрело в лунную ночь на человеческую землю. Прозрачное тельце дрогнуло, и вдруг раскрылись два светлых, чистейшей белизны крыла.
Человечек стоял, вскинув ручки к небу. Ho вот послышалась песня.

Я дитя добра и света,
Я чистейшая краса.
И душа моя согрета
 тайным зовом в небеса.
И в моей бесплотной пляске,
в лунной радостной тиши,
тихо расцветают сказки
 и мечтания души.

И вдруг Майя разрыдалась. Она не могла понять, почему ей так грустно и радостно в одно и то же время!
Маленькое человеческое существо с крыльями обернулось к пчеле.
— Кто здесь плачет? — спросило существо ясным голоском.
— Я… Простите!
— Ho почему ты плачешь?
— He знаю! Наверное, потому, что вы так прекрасны! Кто вы? Могу ли я узнать? Вы — ангел?
— Нет, — серьезно ответило маленькое существо. — Я эльф, дух цветка. Ho ты можешь говорить мне «ты»! Что же ты делаешь, пчелка, ночью на лугу?
Эльф подлетел к Майе и дружески присел рядышком. Она стала рассказывать ему о себе, а его большие темные глаза пристально и серьезно смотрели из-под золотистых волос, сияющих в лунном свете.
Когда Майя завершила свой рассказ, дух цветка погладил ее по голове и посмотрел на нее так ласково, что она невольно зажмурилась от внезапного чувства счастья.
— Мы, эльфы, — сказал он, — живем всего семь ночей. Ho мы не должны выходить из чашечки цветка, иначе мы погибнем. Тот, кто покинул свой цветок, умирает на заре следующего дня.
— О, скорее вернитесь! — ужаснулась Майя.
— Уже поздно! — эльф покачал головкой. — Ho слушай меня! Мы покидаем свои цветы, потому что это дает нам необычайное счастье, блаженство! Мы готовы встретить смерть, но перед смертью мы обретаем чудесную силу и можем исполнить самое заветное желание существа, которое встретится нам! A если эльф пожелал принести счастье живому существу, у него тотчас вырастают крылья!
— Чудесно! Тогда и я не оставалась бы в чашечке цветка! Как это прекрасно — исполнить чье-то заветное желание!
Пчела даже не подумала о том, что она-то и есть первое существо, которое встретил эльф, появившись из цветка.
֊ A потом? — тихо спросила Майя. — A потом? Ты должен умереть?
— Я увижу утреннюю зарю! — беспечально ответил эльф. — Ho едва упадет роса, как мы растворимся в ней. Ты видела, как сияет трава, покрытая росным покрывалом? Это мы, эльфы, наши крылья, наши сверкающие одеяния. Когда восходит солнце, мы превращаемся в капли росы. Растения впитывают эти капли, и потом в чашечках цветов снова появляемся мы, эльфы.
— Значит, ты уже был эльфом? Ты жил прежде? — Майя чувствовала, что задыхается от волнения.
— Да, — эльф прикрыл свои прекрасные глаза, — но я не помню! Мы забываем свою прежнюю жизнь и заново пробуждаемся в цветочных чашечках!
— Удивительная судьба!
— Это судьба всех живых существ на земле. Подумай, и ты поймешь. He все пробудятся от смертного сна в чашечках цветов, но пробудятся все! Ho лучше не будем сейчас говорить об этом.
— О, как я счастлива сегодня!
— Скажи мне свое заветное желание! Ведь ты первое существо, которое я встретил. Я исполню твое желание.
— Мое желание! Нет! Я всего лишь скромная пчела! Я не заслужила! Вы так добры ко мне!
— Нельзя заслужить или не заслужить добро и красоту. Они приходят к нам, как солнечный свет.
Сердце маленькой пчелы тревожно билось. Она боялась, не смела высказать свое самое заветное желание. Ho, кажется, эльф угадал все. Он улыбался ласково, как будто хотел сказать, что от него ничего нельзя утаить.
— Говори, пчелка! — эльф пригладил свои золотистые кудри.
— Я хотела бы узнать, когда люди бывают самыми прекрасными! — быстро выговорила Майя. Ей стало страшно, а вдруг такое желание неисполнимо?
Ho эльф поднялся спокойно и уверенно. B глазах его заиграли огоньки. Он взял дрожащую руку Майи.
— Полетим вместе! Твое желание будет исполнено!

ПОЛЕТ C ЭЛЬФОМ

ПОЛЕТ C ЭЛЬФОМ

Эльф и Майя летели в летней ночи над цветами. Светлый эльф, словно звездочка, отразился в чистой воде ручья.
Пчела всецело доверилась этому милому существу. Ей хотелось о многом спросить его, но она не осмеливалась. Он и так столько сказал ей.
Когда они летели вдоль аллеи высоких тополей, мимо прошумела крыльями какая-то темная бабочка, большая и сильная, как птица.
֊ Подожди минуту! — окликнул ее эльф.
Майя была удивлена тем, с какой готовностью бабочка отозвалась на зов. Они опустились на ветку. B лунном свете волновалась листва. C высокой ветки было далеко видно. Луч луны озарял бабочку. Она равномерно поднимала и опускала свои большие крылья, будто обмахивала кого-то. Майя разглядела на крыльях ярко-голубые широкие полосы. Черная голова бабочки была словно увита темным бархатом, а лицо, на котором горели черные глаза, казалось таинственной маской. Какие чудесные существа встречаются ночью! Майя чуть дрожала. He сон ли все это?
— Вы… прекрасны! — обратилась она к незнакомой бабочке.
Майе было так хорошо!
— Кто это с тобой? — спросила бабочка эльфа.
— Пчела! Я встретил ее, когда покинул свой цветок!
Видно было, что бабочка многое знает, она поглядела на Майю не без зависти и покачала головой торжественно и задумчиво.
— Счастливица!
— Вы мне завидуете? — сердечно спросила Майя.
— О нет! — ответила бабочка с таким милым дружелюбием, как будто готова была сейчас же подружиться с пчелой.
Эльф поинтересовался у бабочки, улетела ли уже летучая мышь.
— Улетела! Я знаю, ты спрашиваешь ради своей спутницы, правда?
Эльф кивнул. Майе хотелось узнать, кто такая эта летучая мышь, но она видела, что эльф спешит. Он отки. нул со лба золотистые кудри.
— Ночь коротка. Мы должны торопиться.
— Я понесу тебя! — предложила эльфу бабочка.
— Благодарю! B другой раз!
«Значит, никогда, — подумала Майя. — Ведь другого раза не будет. C восходом солнца эльф должен умереть!»
Ночная бабочка смотрела вслед летящим до тех пор, пока светящееся одеяние эльфа не растворилось в голубой дали. Тогда она повернула голову и задумчиво оглядела свои темные крылья.
— Часто мне приходится слышать, — тихо проговорила она, — будто я бесцветное, уродливое существо, будто моя скромная одежда не идет ни в какое сравнение с роскошными разноцветными платьями дневных бабочек! A эта пчела нашла меня прекрасной! Ho, может быть, я и вправду завидую ей? Недаром ведь она спросила об этом. Ho нет, не завидую! Нет!
A Майя и эльф уже летели над садом. Разносился упоительный аромат росы и дремлющих цветов. Казалось, все кругом замерло в каком֊то колдовском величии. Лиловые гроздья акации сияли свежестью, юный розовый куст виделся малым небосводом, озаренным алыми лунами. Скорбно светились белые звезды жасмина. От них исходило такое сильное благоухание, будто они хотели раздать себя всему окружающему! Майя совсем растерялась и крепко сжимала маленькую руку эльфа. Глаза эльфа сияли.
— Что со мной? — шептала Майя. — Это невозможно, невозможно!
Внезапно она увидела крохотный огонек.
— Посмотри, — сказала пчела эльфу, — звездочка! Она, должно быть, не нашла себе места на небе!
— Это светлячок! — спокойно ответил эльф. Майя вдруг поняла, в чем секрет обаяния эльфа, — он не смеялся над ее невежеством, напротив, он всячески старался направить ее бедные мысли на верный путь.
— Интересные насекомые — эти светляки, — сказал эльф, — их фонарики оживляют лесную чащу! Они светятся даже там, куда не может проникнуть свет луны. Когда ты увидишь человека, возможно, ты поближе познакомишься и с кем-нибудь из светлячков.
. — Как это?
— Сейчас увидишь!
Они добрались до увитой жасмином беседки. Присели на землю. И тогда эльф подозвал светлячка.
— Будь так добр, посвети нам немножко! Через эту лиственную темную чащу мы должны проникнуть в беседку.
— Ho ведь твое сияние гораздо ярче моего скромного огонька! — отозвался светлячок.
— И я так думаю! — вступила Майя, с трудом скрывая волнение.
— Мне придется прикрыться листком! — объяснил эльф. — Иначе люди увидят меня и испугаются. Мы предпочитаем являться людям только во сне.
— Хорошо! — сказал светлячок. — Я помогу тебе! A это огромное существо с тобой, — OH указал на Майю, — оно не причинит мне зла?
Эльф покачал головой, и светлячок тотчас ему поверил.
Потом эльф старательно завернулся в листок, чтобы не было видно его сияющей одежды, а свои золотистые волосы прикрыл, как шлемом, маленьким голубым колокольчиком. Только нежное личико осталось открытым. Ho оно было такое маленькое, его и заметить было нельзя. Эльф попросил светлячка сесть к нему на плечо и чуть прикрыть крылышком фонарик, чтобы блеск глаз эльфа не затмевал его слабого света. Эльф взял Майю за руку.

— Пойдем! Нам надо подняться вверх! Пока они поднимались, Майя спросила:
— Значит, когда люди спят, они видят сны?
— И не только тогда. Иной раз они видят сны и наяву. Сидят, углубленные в себя, чуть склонив голову, а глаза их, задумчивые, отрешенные, устремлены вдаль. Сны человеческие прекраснее живой жизни, потому мы и являемся ЛЮДЯМ BO сне.
Внезапно эльф приложил пальчик к губам, осторожно отодвинул цветущую жасминовую веточку и чуть подтолкнул Майю.
— Посмотри вниз! Там — исполнение твоего желания!
 Пчела увидела внизу, на скамье, двоих — юношу и девушку. Девушка склонилась головой на плечо юноши, его рука обняла ее плечи, будто хотела защитить. Они сидели молча и широко раскрытыми глазами вглядывались в ночь. Кругом царила тишина, нарушаемая лишь мелодией сверчка. Лунное сияние медленно скользило по листьям.

Майю очаровало лицо девушки. Бледное и печальное, оно в то же время светилось безмерным счастьем, озарялось каким-то таинственным светом. Ee большие глаза смотрели из-под короны золотистых волос, напоминающих кудри эльфа, блеск лунной ночи осенял девичьи косы. От раскрасневшихся юных щек веяло блаженством и мукой, словно девушка хотела пожертвовать собой во имя счастья юноши. Вот она обернулась, взяла его лицо в свои ладони и прошептала что-то такое, отчего на лице его расцвела удивительная улыбка. Неужели бывает такая улыбка на лице земного существа? Взгляд юноіни засверкал счастьем и силой, будто он сделался царем всей земли и навсегда изгнал с нее горе и слезы!
Юноша что-то ответил девушке. Ho Майе не нужно было понимать их слова. Сердце пчелы трепетало, словно блаженство, переживаемое людьми, передалось и ей!
— Я видела самое прекрасное! — шептала она. — Люди бывают самыми прекрасными, когда любят!
Потом она забылась. Фонарик светлячка погас. Эльф исчез. Когда она проснулась, над опустевшей беседкой загоралась узкая полоса алой зари.

ПОЭТЕССА АЛОИЗИЯ

ПОЭТЕССА АЛОИЗИЯ

Солнце высоко поднялось над кронами могучих буков. Майя пробудилась в своем дупле. Кажется, ночью ей приснился удивительный сон! Нет! Она вспомнила, как утром вернулась к себе. A теперь уже полдень. Нет, она и вправду летела с эльфом к беседке, видела юношу и девушку в жасминовых зарослях, озаренных лунным светом.
Задувал теплый ветерок. Звенели голоса многочисленных насекомых. «Они не знают того, о чем я узнала ночью!» Пчела так гордилась своим ночным приключением, что даже не спешила вылетать из дупла. Ей казалось, что все сразу поймут, что с ней произошло нечто необычайное!
Ho все было очень обыкновенно. Никаких напоминаний о волшебной ночи. Насекомые подлетали, здоровались с Майей, улетали прочь. Ha лугу, в пестроте летнего цветения, в сверкании жаркого воздуха, было весело и шумно. Майе стало грустно. Ей не с кем было разделить свое счастье! Она не решалась смешиваться с толпой. «Останусь в лесу. Лес такой задумчивый и праздничный! Это ближе моему сердцу!»
Торопливые путники ничего не знают о тех чудесах, что кроются в таинственной лесной чаще, в гуще листьев и ветвей, в высоких травах, в темных дуплах. B лиственной сени, в крохотных норках, среди прогнивших корней, в переплетении узоров древесной коры не стихает многообразная жизнь, полная опасностей и страстей, борьбы и наслаждения.
Ho и Майя о многом не подозревала, перелетая с дерева на дерево. Вот узкий след, проложенный в траве. Вот кроны деревьев становятся такими густыми, что солнце исчезает из вида. Ho Майя снова вылетает на светлую полянку, золотисто-зеленую, обрамленную папоротниковыми кустами.
И вдруг раскрываются ворота леса, и перед глазами маленькой пчелы расстилается широкое поле. Между колосьями алеют маки. Пчела присаживается на краю поля на березовую ветку, склонившуюся над землей, и любуется золотым морем. Поле кажется Майе бесконечным. Легкий ветерок нежно колышет стебли. Все тихо-тихо…
Неподалеку, внизу, несколько маленьких бабочек играли в игру «с цветка на цветок». Бабочки очень любят эту игру. Каждая бабочка выбирает себе цветок, но надо, чтобы бабочек было больше на одну, чем цветов вокруг. Ta, у которой нет цветка, подает команду. Остальные быстро слетают со своих цветков и стремятся к свободным. И теперь другая, что не успела на этот раз занять цветок, подает команду. И все начинается сызнова! Очень интересная игра!
Майя с удовольствием наблюдала за бабочками. «Хорошо бы научить этой игре маленьких пчел в улье! Тогда игра называлась бы «из ячейки в ячейку». Только Кассандра стала бы сердиться!» Вспомнив о родном улье, Майя загрустила. Вдруг раздался тонкий голос:
— Доброе утро! Кто вы, страшилище? Майя вздрогнула.
— Никакое я не страшилище! He бойтесь!
Рядом с ней остановилось маленькое кругленькое существо с красной спинкой, украшенной семью черными точками. Из-под спинки выставилась черная головка, блестящие глазки смотрели пристально и умно. Толстушка держалась на тоненьких ножках и казалась симпатичной.
— Кто вы? — спросила Майя. — Я — Майя, пчела!
— To есть, как это — «кто»? Вы что, хотите меня оскорбить? — спросила толстушка.
— Ho я вовсе не хочу оскорблять вас! — возразила удивленная Майя. — Я действительно не знаю вас!
— Ну, давайте я помогу вашей памяти! Ну-ка, считайте!
— Что считать? Точки? ֊ Да, да!
— Их всего семь!
— И вы еще ничего не поняли? Я — Алои-зия, поэтесса! Люди зовут меня божьей коровкой, но это уже их дело!
Майя смущенно молчала, опасаясь обидеть незнакомку случайной репликой.
— Я, — продолжала Алоизия, — живу солнечным светом, покоем летнего дня и любовью людей!
— И вы ничего не едите? — спросила удивленная Майя.
— Конечно, ем! Букашек! A вы разве не едите букашек?
— Как бы вам сказать… — Майя смутилась еще больше.
— Так и говорите!
— Это не является общепринятым — питаться букашками!
— Естественно! — воскликнула Алоизия и даже попыталась пожать плечами, но у нее не было плеч. — Вы, разумеется, делаете только то, что является общепринятым! У нас, у поэтов, все иначе! Кстати, вы располагаете временем?
— Располагаю!
— Хорошо! Тогда я могу прочесть вам кое-что. Вы только закройте глаза, чтобы ничто не отвлекало вас. Поэма называется «Человеческий палец». Она основана на глубоко личных переживаниях. Итак, вы готовы?
— Я слушаю!
— Тогда я начинаю:

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПАЛЕЦ

Повстречались мы с тобою,
общей сведены судьбою.
Ax, я вижу, как сейчас —
округленность, протяженность,
розовую обнаженность —
 все подметил острый глаз
Сверху наделен ты гладкой,
с острым краешком площадкой.
Ногтем названа она
и навек тебе дана.
He могу забыть прекрасность,
чистоту твою и ясность.
Все запомню я навеки,
о, частица человека!

Алоизия прервала чтение и спросила:
— Hy как?
Ha глаза ее навернулись слезы, голос дрожал.
— Меня очень тронула ваша поэма о человеческом пальце, — смущенно начала Майя. Вообще-то она знала, что бывают стихотворения и получше…
— A что вы скажете о форме, о технике? — Алоизия скромно улыбнулась.
Она явно гордилась тем впечатлением, которое произвела на Майю ее поэма.
— Округленность, протяженность, — повторила Майя, — прекрасно.
— Ho техника! Что вы скажете о моей строфической технике?
— Ax да! По-моему, очень хорошая техника!
 — Правда? To есть вы действительно хотите сказать, что эта поэма — самая потрясающая из всех поэм, которые вам до сих пор приходилось слышать? Прежде всего, новизна! Да? Многие поэты не могут этого добиться. И чувства!..

— Да, — ответила Майя, — я верю…
— Вы верите в мое поэтическое призвание! О, мне даже стало неловко! Я ухожу! Я так люблю одиночество! Прощайте!
— Прощайте!
Майя не вполне поняла, чего именно добивалась от нее поэтесса Алоизия. «Может быть, она еще просто слишком молода и сама не знает, чего ей хочется!»
Божья коровка ползла по веточке. Ножек совсем не было видно. Казалось, едет маленькая тележка на черных колесиках.
Майя отвернулась и снова принялась наблюдать за игрой бабочек. Эта игра нравилась ей гораздо больше, чем стихи Алоизии.

РАЗБОЙНИЧЬЯ КРЕПОСТЬ

РАЗБОЙНИЧЬЯ КРЕПОСТЬ

Как чудесно начался день! И как ужасно ему предстояло завершиться! Майя познакомилась еще с одним интересным существом. Это случилось в полдень у старой бочки с водой. Майя сидела на ветке цветущей бузины. Ветка склонилась над темной водой. Вдали слышалось птичье пение, такое милое и радостное, что Майе сделалось грустно. Почему нельзя дружить с птицами? Почему они такие большие и всех насекомых съедают? Спрятавшись на всякий случай в цветках бузины, Майя слушала пение. Она щурилась, потому что солнце светило прямо ей в глаза.
Вдруг кто-то рядом охнул. Майя обернулась и увидела нечто очень странное. У него, наверное, было не меньше ста лапок с обеих сторон туловища. A само оно было раза в три длиннее пчелы, узкое и бескрылое.
— Еще одно чудо! — воскликнула Майя. — Наверное, вы умеете быстро бегать?
— Хорошо бы! — задумчиво ответил незнакомец'. — Знаете, у меня слишком много ног. Пока все расшевелятся, много времени проходит! Порою я думаю, что лучше всего было бы иметь только две ноги. Ho уж таким родился! A вы кто?
Майя представилась.
Незнакомец поклонился и даже попытался шаркнуть несколькими ногами.
— Я — Иероним! Из семейства стоножек. Мы — весьма древний род и у всех вызываем удивление. Ни у кого на земле нет такого количества ног. Вот у пауков — восемь, и больше ни у кого не бывает! Кроме нас, стононожек
— Какой вы интересный! У вас есть семья?
— Откуда? Зачем? Я живу один с тех самых пор, как вылупился из яйца! Если бы мы, стоножки, не могли держаться в этом мире без посторонней ПОМОЩИ, TO кто бы мог вообще?
— Верно, — задумчиво согласилась Майя. — Ho, может быть, у вас есть друзья?
— Нет друзей, милая моя! Я живу просто — питаюсь и сомневаюсь!
— B чем же вы сомневаетесь?
— Bo всем! Таков я от рождения. Я всегда и во всем сомневаюсь.
Майя удивилась, она плохо представляла себе подобный образ жизни, но не хотела проявлять излишнее любопытство.
— Например, — продолжал Иероним, — я сомневаюсь в том, что вы выбрали для себя достаточно безопасное место, усевшись на эту бузинную ветку! Знаете ли вы, что находится на той большой иве? ֊ Нет!
— Я сразу усомнился в этом! Так вот, на иве расположен шмелиный город!
Побледневшая Майя едва не потеряла сознание от ужаса, дрожащим голосом она спросила, где именно расположен город.
— Видите вон то птичье гнездо? Я сразу усомнился в том, что в нем могут обитать птицы. Уж слишком оно растрепанное! B птичьих гнездах вход всегда делается с той стороны, откуда солнце восходит. A в этом гнезде вход заделан. Шмели устроили свой город в этом гнезде. Это самая крупная шмелиная крепость во всей стране! Вам бы следовало знать об этом. Ведь эти разбойники с особой яростью подстерегают пчел!
У Майи захватило дыхание. Она едва вслушивалась в слова Иеронима. Теперь она ясно различала в ивовой зелени темные стены шмелиной крепости.

— Бежать! — тихо произнесла она. — Лететь! Как можно скорее!
Ho тут прямо за ее спиной раздался злобный смех. Могучая рука схватила ее за шею. Майе показалось, что шея сейчас переломится. Этот смех нельзя было забыть. B нем смешались мрачная ирония и боевой клич.
Иероним кинулся бежать со всех своих ста ног! Он скатился с ветки и нырнул в бочку с водой.
— Сомневаюсь, что это хорошо кончится! — крикнул он напоследок. Ho несчастная Майя уже не слышала его.
 Сначала она просто не могла шевельнуться — так сильно ее стиснули. Она заметила руку в золотой броне. Затем перед ней очутилась огромная голова с гигантскими зубами. Майя было решила, что это гигантская оса, но это был шмель, раза в четыре больше нее, такой весь черно-желтый!

Майя в отчаянии звала на помощь.
— Брось, дурочка! — пробурчал шмель. — Все равно все будет длиться до тех пор, пока не кончится!
Его страшная ирония, его издевательская любезность были невыносимы!
— Пустите меня! — крикнула Майя. — Я могу вонзить свое жало прямо вам в сердце!
— B сердце, значит! — захохотал разбойник. — Смелое решение! Ho время у нас еще есть!
Майя вся задрожала от гнева. Она напряглась, издала боевой клич и направила жало прямо в грудь шмелиного воина. Ho жало лишь скользнуло по броне.
Взгляд шмеля заблестел от бешенства.
— Я мог бы оторвать тебе голову сию же секунду! Ho наша царица предпочитает питаться живыми пчелами. Такую крупную добычу я, как верный подданный, должен отнести царице! И я это сделаю!
И шмель, сжимая свою добычу, рванулся к разбойничьей крепости.
«Этого я не вынесу!» — Майя потеряла сознание.
Когда она, спустя долгое время, пришла в себя, вокруг было душно и темно. B воздухе противно пахло чем-то острым, неприятным. Она постепенно поняла, где находится, и в отчаянии прижала руки к сердцу. Пчела хотела заплакать и не могла!
«Я еще не съедена! Ho это может произойти в любую минуту!» Из-за стен ее темницы доносились голоса. Слабый свет проникал в узкую щель. Шмели строят свои гнезда не из воска, как пчелы, а из какого-то сухого материала, похожего на серую неровную бумагу. Майя оглянулась по сторонам и задрожала. B тюрьме было полно мертвецов! Прямо у ее ног лежал на спине маленький розовый жучок. Рядом она разглядела скелет большого жука, переломанный надвое. Чуть поодаль валялись крылья мертвых пчел.
— Вот что за участь меня ожидает! — разрыдалась Майя.
Теперь она боялась пошевельнуться. Она сжалась в самом дальнем уголке ужасной тюрьмы. Она ясно слышала голоса шмелей. Смертельный страх заставил пчелу подползти к маленькой щели и посмотреть.
Широкая зала была полна шмелями. Бесчисленное множество пленных светлячков освещало залу. Ha троне сидела царица. Шмели держали совет. Майя слышала каждое слово.
Если бы эти сверкающие чудовища не возбуждали в ней такого ужаса, она бы, наверное, восхитилась их силой и красотой. Впервые в жизни она могла ясно разглядеть этих разбойников. Трепеща от страха и восторга, она рассматривала их великолепные золотые кольчуги, изукрашенные черными полосами. Так восхищался бы ребенок, впервые увидевший тигра.
Стражник обходил залу, заставляя светлячков светить ярче. Он грозил им мечом и шипел:
— Светите, не то я вас съем!
B крепости делалось все страшнее! Майя услышала голос царицы:
— Решено! Утром, за час до рассвета, — сбор. Мы нападем на пчелиный город в замковом парке. Мы разграбим улей и захватим много пленников. Тот, кто приведет ко мне живой царицу пчел Елену Восьмую, будет удостоен рыцарского звания. Держитесь храбро и возвращайтесь с богатой добычей! A теперь ступайте отдохните перед завтрашним сражением.
C этими словами она поднялась и вместе во своей свитой покинула залу.
Майе хотелось зарыдать в голос.
— Мой народ! — всхлипывала она. — Мое отечество!
Она зажала рот ладонью. Отчаяние ее было безгранично.
— Лучше бы я умерла, прежде чем услышала все это, — рыдала пчела. — Некому предупредить моих близких! Ha них нападут неожиданно и перебьют спящих! Боже! Сотвори чудо! Помоги мне! Помоги мне и моему народу в горе нашем!
Светлячки на стенах большой залы погасли. Шмели съели их! Крепость притихла. 0 Майе, кажется, забыли.
Мрачный свет заполнил тюрьму. Майе показалось, что где-то вдали наигрывает свою мелодию сверчок. Как страшно в этой темнице среди мертвых тел и скелетов!

БЕГСТВО

БЕГСТВО

Ho отчаяние вскоре уступило место решимости.
«Я тут плачу и жалуюсь, как будто у меня нет ни ума, ни силы воли! О, как мало я достойна моего народа, моей царицы! Пусть я умру, но я попытаюсь спасти своих близких!»
Пчела, казалось, не помнила о том, как давно покинула свой родной улей. Она чувствовала, что принадлежит ему телом и душой. И ощущение того, что она отвечает за свой народ, теперь, когда она узнала о зловещих планах шмелей, вселяло в ее дущу смелость и решимость.
«Если погибнет мой народ, я погибну вместе с ним! Ho прежде я должна попытаться спасти родной улей!»
— Да здравствует моя царица! — невольно воскликнула Майя.
— Эй, потише! — грубо крикнул кто-то снаружи.
Ужасный голос! Это, должно быть, стражник. Ночь давно наступила.
Шаги стражника удалялись. Майя принялась расширять щель, соединявшую ее темницу с большой залой. Это ей удавалось. Хрупкая стена легко крошилась, хотя все же потрудиться пришлось! Наконец она смогла осторожно протиснуться. Она знала, что, если ее обнаружат, она погибла!
Из покоев раздавался грозный храп спящих шмелей.
Co стороны входа в залу проникал слабый голубоватый свет. «Луна!» — сообразила Майя. Она двигалась осторожно, прижимаясь к стене. Узкий, высокий проход вел из залы к воротам, откуда проникал свет. Майя глубоко вздохнула:
— Там свобода!
Теперь она все видела ясно. Шаг за шагом она пробиралась вперед. «Вот сейчас вспорхну ֊ и окажусь на свободе!» Сердце отчаянно билось. Майя сделала последний шаг и оцепенела. Прислонившись к воротному столбу, высился стражник.
Конец надеждам! Нет спасения! Что делать?
«Лучше всего — вернуться!»
Ho она снова взглянула на стражника, и странное чувство охватило ее. Он задумчиво глядел в ночь. Он чуть склонил голову и подперся рукой. B лунном сиянии сверкала его золотая броня. Майю тронул его вид.
«Он выглядит таким печальным. И ведь он красив! У него благородная осанка! A какую горделивость придает ему эта золотая кольчуга. День и ночь он не расстается с ней! Он всегда готов к битвам, грабежам и к смерти!»
Майя совсем забыла о том, что перед ней враг. Ax, как часто, радуясь красоте, она забывала об опасности!
Тонкий луч блеснул на шлеме разбойника. Он обернулся.
— Я погибла! — прошептала Майя.
— Подойди сюда, малютка, — спокойно позвал стражник.
— Вы!.. Вы заметили меня?
— Да, дитя мое! И уже давно. Ты расширила щель в стене, пробралась в залу, дошла до ворот. A теперь ты видишь меня и тебе не хватает смелости, не так ли?
— Да! Вы правы!
Пчела задрожала, охваченная ужасом. Стражник наблюдал за ней! Все время наблюдал! О, они умны, эти разбойники!
— Чего же ты хочешь? — доброжелательно спросил воин. Майе снова показалось, что он чем-то опечален и мало задумывается о ее бегстве.
 — Я хотела уйти! — призналась она. — И я не то чтобы утратила смелость, нет, я вдруг поразилась вашей силе, вашей красоте, золотому сверканию вашего вооружения! Ho теперь я буду биться с вами!

Стражник изумленно посмотрел на нее и улыбнулся. У него была хорошая улыбка. Такой улыбки Майя никогда еще не видела. Какой-то странной властью над ее сердцем обладала эта улыбка.
— Милая, — произнес он почти с нежностью, — биться мы не станем! Вы сильный народ, но мы более могущественны! He годится шмелю вступать в бой с одной-единствен-ной пчелкой. Если хочешь, подойди KO мне, постоим, поговорим. У нас мало времени. Скоро я должен будить своих. A ты должна будешь вернуться в тюрьму.
Этот спокойный, дружеский тон совершенно обезоружил Майю. Ha выражение ненависти и гнева она бы ответила тотчас же! Ho теперь, казалось, произошло чудо. Она посмотрела на своего врага печальными большими глазами и, следуя влечению сердца, тихо произнесла:
— Прежде я слышала о шмелях только дурное. Ho вы не такой. Я не могу поверить в то, что вы способны на что-то плохое!
— Повсюду можно найти добрых и злых, — спокойно и серьезно ответил воин. — Ho мы — ваши враги, не забывай об этом. И такими мы останемся навеки!
— Почему враг всегда должен быть плохим? Когда вы стояли и смотрели в ночь, я забыла о том, что вы жестоки, о том, что вы мой враг! Вы казались мне опечаленным. A существа, которые способны печалиться, не могут быть плохими.
Стражник молчал. Майя совсем осмелела:
— Вы сильны! Вы можете вернуть меня в темницу, где я умру. Ho вы можете и подарить мне свободу!
Воин распрямился. Зазвенела кольчуга. Лунный свет озарил могучую руку. Кажется, скоро наступит утро…
— Ты верно говоришь! — произнес стражник. — Я силен! Ho моя сила принадлежит моему народу и моей царице! Закон гласит: ни одна пчела, попавшая в шмелиную крепость, не должна выйти оттуда живой. И я останусь верен закону!
Он немного помолчал и добавил с горечью, словно обращаясь к самому себе:
— Я знаю, что такое измена! Я понял это, когда Шнук меня покинула.
Майя была тронута. Что ответить ему? Ведь и она любит свой народ, и она верна своей царице! Ho как спастись? Есть два средства — хитрость и сила! И она, и шмелиный воин — оба исполняют свой долг и остаются врагами. Ho что за имя он произнес? Имя неверной, которая покинула его? Шнук? Ho ведь так зовут красавицу стрекозу с лесного озера! Майя заволновалась. Спасение? Возможно ли?
— Кто такая эта Шнук? — осторожно спросила пчела.
— He все ли равно! Я потерял ее и больше уж не найду!
— Я знаю ее! — Майя старалась говорить спокойно. — Это стрекоза, самая красивая из всех стрекоз!
Забыв обо всем, стражник бросился к Майе.
— Ты знаешь ее? Где она? Скажи мне!
— Нет! — твердо ответила Майя, но в душе ликовала: стрела попала в цель!
— Если не скажешь, я отрублю тебе голову! Он был совсем близко от нее.
— Мне все равно суждено погибнуть! Мне все равно. Я не выдам стрекозу. Мы — подруги. Вы, должно быть, хотите захватить ее в плен!
Воин тяжело переводил дыхание. Светало. Майя увидела, что он побледнел и глаза его выражают страх и тревогу.
— О-о! — застонал он. — Пора будить остальных! Пчела, милая, я никогда не сделаю Шнук ничего дурного! Я люблю ее больше жизни! Скажи, где она? Где я могу найти ее?
— Мне дорога моя жизнь! — гордо произнесла Майя.
— Если ты скажешь мне, где она, я освобожу тебя! — трепещущим голосом выговорил стражник.
— Сдержите ли вы свое слово?
— Клянусь разбойничьей честью!
Майя едва могла говорить. Главное — вовремя предупредить улей о предстоящем нападении! Успеет ли она? Ho сердце уже ликовало в предвкушении свободы!
— Хорошо! Я верю вам. Слушайте. Знаете вы старые замковые липы? За ними расстилаются цветущие луга. Дальше — лес. A в лесу — озеро. Ha южном берегу, куда вливается вода ручья, цветут кувшинки. Шнук живет там, в зарослях тростника. Каждый полдень, когда солнце стоит высоко, вы можете ее видеть!

Воин охватил руками голову. Он боролся с собой.
— Ты говоришь правду! — он застонал, и трудно было понять, радуется он или скорбит. — Шнук часто признавалась мне, что хочет улететь к белым плавучим цветам. Должно быть, она говорила о том самом озере… A теперь — лети! И — благодарю тебя! — он отошел в сторону. — Разбойник верен своему слову!
Шмель не подозревал о том, что Майя слышала речи шмелей на военном совете. «Одна маленькая пчелка! Какое это имеет значение!» — подумал он.
— Прощай! — крикнула Майя и полетела быстрее ветра, едва переводя дыхание.
Она даже не поблагодарила своего спасителя. У нее не было времени!

ВОЗВРАЩЕНИЕ

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Майя напрягала все силы, всю свою волю и настойчивость. Оналетелабыстро, как пуля из охотничьего ружья. Пчелы умеют летать быстрее, чем все другие насекомые. Майя спешила долететь до леса. Там можно укрыться! Вдруг шмель раскается в том, что освободил ее?
C деревьев срывались холодные капли и падали на опавшую листву. У пчелы мерзли крылышки. Все было покрыто туманом, словно покрывалом. Солнце будто забыло о земле и все живые существа умерли, так тихо было вокруг. Майя летела так высоко, как только могла. Для нее было важно одно: скорее добраться до улья! Она должна предупредить своих, чтобы они успели подготовиться K битве. Пчелы сильны и умеют сражаться. Только бы успеть вооружиться и подготовиться! Если шмели нападут на спящих пчел, улей погиб! Ho Майя верила в могущество своего народа и всем сердцем распалялась против врагов. Готовность к самопожертвованию, любовь к своєму народу, смелость все более воодушевляли ее.
He так-то легко было отыскать дорогу домой! Майя давно забыла те приметы, по которым пчелы, возвращаясь в улей, узнавали путь. Ей казалось, что она еще никогда не летала так высоко. Холод терзал маленькую пчелу. Она едва различала, что происходит внизу, на земле.
«Как мне найти дорогу? Я забыла все приметы! Ho я должна искупить свою вину! Когда-то я покинула улей, теперь мне предстоит спасти его!»
И вдруг словно какая-то неудержимая сила подхватила ее и понесла. «Это тоска по родине ведет меня!» — И Майя предалась этой неведомой силе.
Она вскрикнула от радости: вдали блеснули в рассветном зареве густые кроны замковых лип. Майя опустилась ниже.
Над лугом поднимались росные испарения. Майя вспомнила об эльфах, нашедших блаженную смерть в это раннее утро. Сердце ее наполнилось надеждой, страх исчез. Пусть близкие презирают ее за ее давнее бегство из улья, пусть царица накажет ее, лишь бы удалось спасти пчелиный народ!
У высокой каменной стены покачивалась сосна. Это дерево защищало улей от холодного западного ветра. Майя увидела родной улей! Ей показалось, что она задохнется от радости! Она опустилась на площадку у входа.
Двое стражников тотчас хотели схватить ее. Она не в силах была говорить, так она устала. Стражники уже хотели убить ее, потому что пчелам под страхом смерти запрещено входить в чужой город без дозволения царицы.
— Назад! — крикнул один из стражников и грубо толкнул Майю. — Прочь отсюда, или мы убьем тебя!
Он обернулся к другому стражнику и сказал с удивлением:
— Что за странное вторжение! И к тому же на рассвете!
Тогда Майя произнесла пароль — слово, по которому все пчелы одного улья распознают друг дружку. Стражники тотчас впустили ее.
— Как же так? Ты, оказывается, из наших, почему же мы не знаем тебя?
— Скорее приведите меня к царице! Народу угрожает гибель!
Стражники не верили и противились.
— Царицу нельзя будить прежде, чем взойдет солнце.
— Если вы не впустите меня к ней, царица не проснется никогда! — в отчаянии закричала Майя. — Я — вестница смерти! Немедленно проведите меня к царице!
Стражники взволновались и послушались ее.
Они быстро двигались. Майя узнавала знакомые тесные улицы и коридоры. Она чувствовала, что теряет силы, сердце ее трепетало от волнения — успеет ли она?
— Я снова дома! — шептала Майя побелевшими от волнения губами.
B приемной зале царицы она едва не лишилась чувств. Один из стражников поддержал ее, другой заспешил в покои царицы. Оба уже поняли, что случилось что-то неожиданное.
Работницы, занимавшиеся воском, поднимались рано. Вскоре они с любопытством толпились в коридорах. Весть о нежданной гостье распространилась по улью.
Из покоев царицы вышли два дежурных офицера. Майя тотчас их узнала. Молчаливые и сдержанные, они стали по обеим сторонам двери. Скоро должна была выйти и сама царица.
Она появилась без свиты. Ee сопровождали только две прислужницы и адъютант. Царица поспешно шла прямо к Майе. Лицо властительницы выражало строгость и сдержанность, но увидев, в каком состоянии Майя, она смягчилась.
— Ты принесла важные вести? Кто ты? — спокойно спросила царица.
Майя собралась с силами и произнесла с трудом:
— Шмели!
Царица на миг побледнела, но тотчас овладела собой. Это успокоило Майю, вдохнуло новые силы.
— Всемогущая царица! Прости меня за то, что я не оказываю тебе подобающих почестей! Когда-то я бежала из улья, но я раскаиваюсь! B эту ночь я чудом освободилась из-под власти шмелей! Я слышала! Сегодня на рассвете они хотят напасть на улей и разорить наше царство!
Все были в ужасе. Обе прислужницы принялись горестно рыдать. Офицеры и адъютант едва сдерживались — надо скорее поднять улей по тревоге!
Ho спокойствие и душевная сила царицы были удивительны. Она как будто сделалась выше ростом. Майя задрожала от воодушевления. Царица спокойно распорядилась. Майя услышала, как властительница сказала офицерам:
— B вашем распоряжении одна минута! Если вы не успеете исполнить мои приказания, вы ответите головой!
Офицеры тотчас исчезли. Они вовсе не испугались, но были искренне воодушевлены.
— O моя царица! — воскликнула Майя. Царица склонилась к ней. Майя увидела близко ее милое лицо, лучащееся нежностью.
— Благодарю тебя. Ты спасла нас! Ты искупила свою вину. A теперь ступай отдохни, сердечко мое! Ты так измучена, твои руки дрожат!
— O царица, дай мне умереть за тебя!
— He тревожься! Каждый из моих подданных готов пожертвовать жизнью ради общего блага. Отдыхай спокойно!
Царица поцеловала Майю в лоб. Затем приказала своим прислужницам позаботиться об отдыхе измученной пчелы.
Майя позволила вести себя. Ей казалось, что она пережила самый возвышенный миг своего бытия. Как сквозь сон, слышала она сигналы тревоги, видела, как теснятся у входа в покои царицы ее советники. Улей зашумел.
— Воины! Наши воины! — шептались прислужницы.
Последнее, что она расслышала из маленькой тихой комнаты, где ее уложили, был строевой шаг многочисленного войска. Она уловила уверенный голос военачальника. До нее долетала старая боевая песня пчел:

Солнце яркое,
 сияй над пчелиным воиномІ
И царице нашей дай
царствовать спокойно!

БИТВА ПЧЕЛ И ШМЕЛЕЙ

БИТВА ПЧЕЛ И ШМЕЛЕЙ

B пчелином царстве царило неслыханное возбуждение. Даже в дни революций не бывало такого волнения. Улей гудел. Пчелы были объяты гневом и горячим желанием дать отпор врагам. Ho не было ни растерянности, ни беспорядка. Каждый знал, в чем его долг и где он может быть полезен.
По призыву царицы воины заступили на стражу у входов. Вскоре прилетели разведчики и объявили, что шмели приближаются. Воцарилось напряженное молчаливое ожидание. Сплоченными рядами застыли у входов те, кому предстояло первыми сразиться с врагом. B глубине улья офицеры строили все новые и новые полки. У ворот лихорадочно трудились работницы. Они укрепляли входы и выходы свежим воском. Вскоре выросли две толстые восковые стены, на разрушение которых шмелям пришлось бы потратить много времени!
Царица расположилась в центре улья. Отсюда она могла наблюдать за ходом битвы. Ee адъютанты так и летали в разные стороны. Вернулся еще один разведчик. Усталый, он упал у ног царицы.
— Я последний! Остальные наши разведчики мертвы!
— Где шмели? — спросила царица.
— Под липами! О, в воздухе свистят крылья гигантов! — испуганному разведчику все еще казалось, что его преследуют.
— Успокойся! Сколько их?
— Я насчитал сорок!
B душе царица ужаснулась могуществу противника. Ho произнесла громко и уверенно:
— Никто из них не вернется в родное гнездо.
Ee слова прозвучали как предсказание, которое не может не сбыться, и вселили в ее воинов новые силы.
Ho когда в утренней тишине разнесся боевой клич шмелей, когда раздались голоса этих страшных разбойников рода насекомых, лица пчел побледнели. Они увидели перед собой смерть!
И тут снова спокойно и смело заговорила царица:
— Позвольте разбойникам войти! Пусть входят один за другим. Когда я отдам приказ, пусть первые ряды бросаются на вошедших в улей шмелей, а задние ряды пусть загородят вход! Так мы ослабим боевую мощь врагов! Бойцы первых рядов, от вашей выдержки, от вашей смелости зависит судьба государства! Сохраняйте уверенность! B полумраке враги не сразу поймут, какая участь им готовится, и пока они, ни о чем не подозревая…
Царица прервала свою речь, потому что у входа показалась голова первого разбойника. Усы его шевелились, челюсти то сжимались, то разжимались. Это было так страшно, что кровь замирала в жилах! Чудовищное тело медленно пролезло в отверстие входа, блеснули сильные крылья и могучая броня.
Трепещущие пчелы молчали.
Шмель обернулся и тихо сказал своим:
— Улей спит! Ho вход наполовину заделан и стражников нет. He знаю, может быть, это дурной знак!
— Это добрый знак! — ответили снаружи. — Вперед!
Два тяжеловооруженных гиганта, один за другим, проникли в улей. Это было ужасающее зрелище! За ними вошли и другие. B улье находилось уже восемь разбойников, а царица все не отдавала приказа! A вдруг она и сама оцепенела от страха? Шмели еще не заметили, что со всех сторон окружены стойкими пчелиными бойцами.
Ho вот раздался ясный голос:
— Bo имя наших прав и свобод, во имя царицы защищайте родину!
Воздух улья взорвался воинственными голосами. Пчелы набросились на шмелей. Один из молодых офицеров даже не дождался, пока царица кончит свой короткий призыв. Он был готов к бою, он первым хотел обрести смерть! Он кинулся на первого шмеля и вонзил острое тонкое жало в шею противника. Шмель скорчился с бешеным воем. Страшное оружие разбойника вонзилось прямо в сердце молодого храбреца/Умирая, тот увидел, как его товарищи отважно бьются с врагами. Смерть храбреца воспламенила пчелиных воинов.
Ho шмели недаром считаются закаленным во многих битвах разбойничьим народом. Убийства и грабежи издавна стали их промыслом. Первая атака пчел, конечно, смутила их, но они скоро оправились. Пчелиные жала не могли пробить броню великанов, а сила и величина шмелей давали им огромные преимущества в битве с пчелами. Боевой клич шмелиных воинов скоро заглушил крики, которыми подбадривали себя пчелиные бойцы. Этот страшный клич ужасает даже людей и заставляет их принимать дополнительные меры предосторожности, когда они вступают в борьбу с этими огромными насекомыми.

Шмели, первыми проникшие в улей, быстро поняли, что надо освободить вход для остальных разбойников. И они начали теснить пчел в темные улицы и переходы пчелиного города. По приказу царицы новые бойцы встали на защиту входа. Развернулось настоящее сражение. Заметив, что шмель утомлен, пчелы, притворяясь, будто тоже устали, влекли его в глубь улья. Ho его товарищи не могли последовать за ним, пчелы не пропускали их. A проникший в улей противник вдруг видел себя окруженным целыми роями пчелиных бойцов и вскоре падал мертвым.
Боевые кличи, стоны умирающих, жалобы раненых — все смешалось в один дикий вой, выражающий боль и смертный страх. Ужасные жала шмелей поражали пчел направо и налево. Улицы города были забиты мертвыми пчелами. Проникшие в улей шмели поняли, что назад пути не будет и не увидеть им больше дневного света. Ho они продолжали безнадежную борьбу. И умирали один за другим. Пчелиным воинам помогало и то, что удары шмелей не всегда оказывались смертоносными, яд, которым были напитаны их жала, быстро исчерпал свое действие. Раненые пчелы знали, что поправятся, и это придавало им новые силы.
Постепенно битва в улье стихла. Напрасно шмели, оставшиеся снаружи, звали своих товарищей. Te не откликались.
— Они погибли! — с этими словами предводительница шмелей отозвала своих воинов.
Погибла половина войска!
— Нас предали! — воскликнула предводительница. — Кто-то предупредил пчел!
Шмелиные воины собрались у серебристой сосны. Солнце позолотило верхушки лип. Слышалось пение птиц. Таяла роса. Бледные, трепещущие яростью шмели теснились вокруг своей предводительницы. Она колебалась, чему отдать предпочтение — воинской страсти или мудрости. Она понимала, что битва проиграна. Угроза уничтожения нависла над ее оставшимися в живых воинами. И, охваченная ненавистью и оскорбленным честолюбием, она решила послать к пчелам одного из шмелей, чтобы спасти пленников.
Она позвала самого умного из своих офицеров.
B ответ — молчание. Этот воин тоже был пленен.
Тогда она быстро выбрала другого, тревожась за судьбу воинов, оставшихся в улье.
— Поторопись! — приказала она, вручая ему белый лепесток жасмина — знак примирения. — Скоро проснутся люди и тогда мы пропали! Скажи пчелам, что мы никогда больше не станем нападать на них, если они отпустят пленников!
Вестник мира полетел к улью. Размахивая белым лепестком, он опустился на площадку у входа.
Об этом тотчас осведомили пчелиную царицу, и она выслала адъютанта для переговоров. Когда ей передали просьбу шмелей, она ответила:
— Если желаете, мы можем передать вам убитых. Пленных у нас нет. Все шмели, проникшие в улей, погибли. Вашим обещаниям, будто вы больше не станете нападать на нас, мы не верим! Ho если вы снова нападете, вас постигнет та же участь, что и ваших товарищей сегодня. Мы всегда готовы к битве с вами, если только вы пожелаете продолжить войну!
Узнав, что ответила пчелиная царица, предводительница шмелей побледнела. Она молча сжимала кулаки. 0, с каким наслаждением эта свирепая разбойница отдалась бы жестокой мести, направив в бой уцелевших воинов! Ho разум победил воинскую страсть!
— Мы еще вернемся! — она скрипнула зубами. — Нас предали! Мы ведь сильнее пчел! И прежние походы покрывали нас боевой славой! Как явлюсь я пред очи нашей царицы после такого унижения! — и, трепеща от гнева, она повторяла: — Нас предали! Нас предали!
Старый рыцарь-шмель, приближенный царицы, подал голос:
— Да, мы могучи! Ho пчелы сильны единением! C этой силой мы ничего не можем поделать. Они никогда не предают друг друга. Каждая пчела служит общему благу!
Ho предводительница не слушала.
— Придет мой день! — грозилась она. — Какое мне дело до пресловутого единства этой мелюзги! Я разбойница и разбойницей умру! Ho продолжать битву сегодня было бы безумием. Какая польза нам от того, что мы разрушим улей, если никто из нас не вернется живым!
Она обернулась к вестнику:
— Пусть выдадут мертвых! Мы отступаем! Уцелевшие шмели молчали. Вестник полетел выполнять приказание.
Царица пчел сказала своим:
— Мы должны помнить о коварстве противника! Хотя я и не верю, что шмели вновь решатся сегодня на нападение.
Она приказала воинам охранять входы. A работницы пусть очистят улей от шмелиных трупов.
Трупы шмелей вытащили из-под груды мертвых пчел и бросили наружу. Уцелевшие воины мрачно наблюдали, как падают на землю тела их товарищей. Лица их выражали безграничную скорбь. Более двадцати шмелей нашли в улье свою смерть. B руках неприятеля не осталось ни одного пленника. Шмели улетели, похоронив своих мертвецов.
Пчелиный народ победил.
Ho ценой каких жертв! Убитыми пчелами были переполнены улицы и переходы и даже ячейки сотов. Утро выдалось чудесное, расцветали цветы. A в улье кипела скорбная работа. Выносили мертвых. Заботились о раненых.
Ho еще до полудня улей зажил своей обычной жизнью. Пчелы не праздновали победу, не оплакивали убитых. Каждый тихо переживал случившееся, исполняя свои обязанности. Такой уж они народ, эти пчелы!

ПОДРУГА ЦАРИЦЫ

ПОДРУГА ЦАРИЦЫ

Майя проснулась, когда шум битвы уже стихал. Она хотела броситься к своим, принять участие в защите города, но быстро осознала, что у нее совсем не осталось сил.
Она увидела группу сражающихся. Молодой могучий шмель, офицер — судя по знакам отличия, отбивался от целого роя пчел. Они все приближались к Майе. Она с ужасом видела, как падают мертвыми ее близкие. Ho и великану приходилось нелегко! Пчелы повисли на его руках и ногах и готовы были погибнуть, но не дать уйти врагу! Пчелиные жала уже вонзались в его грудь. Он упал. Он умирал молча, не проклиная и не прося пощады.
Пчелы бросились в новую битву. Сердце Майи сильно забилось. Она тихо подобралась к умирающему. Он еще дышал. Майя насчитала двадцать ран. Увидев, что он еще жив, она поспешила принести ему воды и меда, чтобы хоть немного утешить его. Ho он поднял руку, словно отстраняя пчелу.
— Все, что мне нужно, я беру сам! — гордо проговорил он. — Подаяния мне не надо!
— О! — воскликнула Майя. — Я просто решила, что вы хотите пить!
Юноша улыбнулся Майе и ответил сдержанно:
— Я должен умереть!
Майя молчала. Ей казалось, что она впервые в жизни начинает понимать, что означает это «я должен умереть». Теперь, казалось, смерть была к ней ближе, чем тогда, когда 'она сама могла погибнуть в сетях паука.
— И все же! He могу ли я что-нибудь сделать для вас? — она заплакала.
Умирающий молчал. Он на миг приоткрыл глаза, глубоко вздохнул и замер.
Вскоре его тело бросили вниз на траву вместе с телами его товарищей. Ho Майя на всю жизнь запомнила и поняла, что враги — такие же существа, как она сама; так же, как и она, враги любят свою жалкую жизнь; и еще она поняла, что смерть надо встречать достойно, без жалоб. При этом Майя невольно думала об эльфе, который рассказал ей о том, что он воскресает каждый раз в новом цветке. Майе очень хотелось узнать, могут ли вернуться к жизни и другие живые существа.
— Я верю в это! — тихо прошептала она. Ee позвали к царице.
Войдя в залу, Майя увидела, что дворцовый совет в сборе. Ноги у нее подкашивались. Она едва осмелилась поднять глаза на царицу, на придворных сановников. Многие храбрые офицеры из личной охраны царицы погибли. B зале царило сдержанное и торжественное настроение.
И все же победа воодушевила пчел.
Царица подошла к Майе и обняла ее.
Этого Майя не ожидала. Нет, не ожидала! Пчела заплакала от радости. Присутствующие заволновались. Все они разделяли счастье Майи, каждый желал поблагодарить храбрую пчелу за ее решительность.
Ee попросили рассказать обо всем подробно. Все хотели знать, как ей удалось раскрыть козни шмелей и спастись из шмелиного плена. До этого ни одной пчеле не удавалось живой уйти от этих разбойников.
И Майя обо всем рассказала. 0 стрекозе Шнук, о страшном пауке, о помощи доброго Курта. Когда она говорила об эльфе, в зале царила такая напряженная тишина, что слышно было, как работницы месят воск в сотах.
— Как прекрасны эльфы! — воскликнула царица.
Она грустно улыбнулась. Так улыбаются люди, жаждущие красоты. И все сановники улыбнулись вместе с ней.
— Спой мне песенку эльфа! — попросила царица. — Я хочу запомнить ее слова!
И Майя запела:

Я душа добра и света,
Я чистейшая краса.
И душа моя согрета
 тайным зовом в небеса...

Пчелы тихо слушали. Кто-то заплакал, должно быть, подумал о друге, погибшем в бою.
Майя рассказала о том, что пришлось ей пережить в шмелином плену. Все помрачнели. Каждый невольно ставил себя на ее место. Глубокое волнение охватило всех.
— Как страшно! — тихо проговорила царица.
Сановники склонили головы.
— Ho вот, наконец, я вернулась домой. И прошу прощения за то, что когда-то покинула родной улей!
О, разумеется, никто и не собирался упрекать ее! Царица ласково положила руку ей на плечо:
— Ты не забыла свою родину, свой народ! Ты осталась верна им! И мы хотим засвидетельствовать тебе свою верность и преданность! Теперь ты останешься со мной и будешь помогать мне в управлении нашим государством. Я верю в то, что все пережитое тобой пойдет во благо пчелиной державе!
Решение царицы было встречено всеобщим ликованием.
Так закончилась история приключений пчелы Майи. Говорят, что при ней пчелиный город процветал, народ благоденствовал и любил ее.
Часто тихими вечерами Майя появлялась в комнатке старой Кассандры и рассказывала юным пчелкам свою поучительную историю И пчелки слушали с большим интересом!

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние новости
Самое читаемое