22 - 11 - 2017
Читаем детям 1-2 лет
Читаем детям 2-3 года
Читаем детям 3-4 года
Читаем детям 4-5 лет
Читаем детям 5-6 лет
Читаем детям 6-7 лет
Сказки

 

Мама Му на дереве (Про Маму Му) - Сто собак

Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

Как Мама Му взобралась на дерево

Был жаркий летний день. Коровы лежа отдыхали на пастбище. И только Мама My стояла под большим деревом и смотрела на его крону.

Хлоп-хлоп-хлоп! Это прилетел Ворон. Он сел на ветку.

— Привет, Ворон, рада тебя видеть!
— Привет, Мама My. Спряталась под дерево в тень?
— Да, под дерево, но только тень тут ни при чем. Я вот думаю, нельзя ли мне как-нибудь взобраться на него. Высоко-высоко.
— Кар-р-р! Коровам не положено забираться на деревья. Коровы не могут взбираться на деревья. Никогда корова не заберется на дерево.
— Му-у, а вот я заберусь. Туда, где обычно сидят птицы, белки и дети.

Мама My засмотрелась на верхние ветки.

— Я попрошу Малыша, сына хозяина, рассказать, как это делают.
— В таком случае я здесь не нужен! — Ворон взмахнул крыльями. — Лечу домой! У меня еще куча дел. Пока!

Мама My посмотрела ему вслед и покачала головой:

— Ворон вечно летает туда-сюда. У него везде какие-то очень важные дела.

Она подошла к телефонной будке и позвонила Малышу.

— Алло, Мама My, это ты?
— Ты можешь залезть на дерево?
— Да, — ответил Малыш.
— А как ты этому научился? — спросила Мама My.
— Просто полез, — сказал Малыш. — Я посмотрел, куда поставить ногу, а сам крепко ухватился руками и оперся на вторую ногу. Прежде чем поставить ногу, попробовал, выдержит ли ветка. Рука крепко держала, нога твердо стояла. А внизу стоял папа — на случай, если я вдруг упаду.
— И ты упал? — спросила Мама My.
— Нет, — ответил Малыш, — в тот раз не упал.
— Как повезло, — сказала Мама My. — Как ты думаешь, а я смогу?
— Думаю, что сможешь, — сказал Малыш.
— Пока, Малыш. Спасибо тебе.
— Пока, Мама My! Надеюсь, у тебя все получится.

Мама My повесила трубку и пошла под дерево. На ветке опять сидел Ворон.

— Привет, Ворон. Как хорошо, что ты уже кончил важные дела. Я узнала, как лазить, — сказала довольная Мама My. — Нужно, чтобы под деревом кто-нибудь стоял.

Ворон подозрительно посмотрел на нее:

— Под деревом?
— Ну да, на тот случай, если я буду падать. Ты постоишь?

Ворон взлетел и замахал крыльями.

— Я? Постоять под деревом! На случай, если ты будешь падать! Да никогда в жизни! Напротив, отпрыгну, и как можно дальше. Пока! Сегодня больше не прилечу!

Ворон умчался.

Мама My вздохнула и уселась под деревом — Прислонившись к стволу/, она посмотрела на верхушку.

— И все-таки я поднимусь туда. Куда коровы никогда не забирались. Я должна туда попасть.

Она встала и передней ногой осторожно обхватила ближнюю ветку. Потом потянулась к следующей.

— Эге. Держит. Хорошо, что она так низко.

Ветка стала чуть-чуть потрескивать, когда

Мама My поднялась на нее. Мама My обхватила ветку передними нога уш и с^ала смотреть, куда оставить ногу дальше. По носу хлестали ветки. Медленно, сучок за сучком, поднималась она выше и выше. И вот уже до верхушки рукой подать.

— Взобралась! — воскликнула она с торжеством и уселась.

В этот момент мимо пролетал Ворон.

— Привет, Ворон! — крикнула Мама My. — А я здесь!

Ворон развернулся в воздухе и сел на ветку. Уставился на Маму My:

— Что такое? Ты наверху? Как ты сюда попала?
— Я взобралась сама, — сказала Мама My. — Но знаешь что… Хорошо, что ты тут, Ворон. Малыш забыл рассказать мне одну вещь.
— Какую?
— Как отсюда спускаться. Му-у!

И она посмотрела на землю, которая была далеко внизу.

— Кар-р-р! — Ворон вытер лоб. — Ты поднималась сюда, не зная, как спускаться?

Мама My задумалась.

— А зачем знать, как спускаться, если еще не научился подниматься.
— Ущипните меня за перышки! Раз так, прыгай!
— Как это — прыгай? — сказала Мама My. — Земля такая твердая. Му-у! Можно шишку набить!

Ворон сложил крылья на груди.

— Надо было думать раньше.
— Ворон, ты можешь принести что-нибудь мягкое и положить под дерево?
— Почему я? Почему всегда именно я что-то должен делать? — вздохнул Ворон.
— Но сама я не могу спуститься, — сказала Мама My. — Принеси матрасы, подушки, теплые кофты, принеси сена, соломы…

Ворон застонал:

— У меня нет времени!
— Му-у, Ворон…
— Ладно, ладно, — сказал Ворон и полетел. — Посмотрим, что мне удастся найти. Мама My сидела на ветке и смотрела по сторонам.
— О-о! Я вижу почти весь мир! Дом хозяина, и коровник, и птичий двор. И озеро, где купаются дети, и гору, за которую заходит солнце. А внизу на траве лежат Пеструшка, Майcкая Роза и Звездочка. Какие они маленькие, когда сидишь высоко!

Вернулся Ворон.

— Солома! Попалась солома. Я нашел четыре соломинки. Они лежат здесь. Прыгай теперь. А мне пора домой. Пока!

И он улетел.
Мама My вздохнула:

— Прыгать на четыре соломинки! И внизу никто не стоит. Му-у! Поползу вниз. Так же, как забиралась вверх.

Она осторожно вытянула заднюю ногу. Попробовала опереться на следующую ветку, проверяя, выдержит ли. Стала медленно опускаться. Ветки затрещали!

— Ой-ой, му-у. Вдобавок ко всему, я ничего не вижу! Столько листьев!

Мама My стала цепляться за дерево хвостом.
Шлёп! Наконец она была внизу.

— Уф! Я даже вспотела!

Мама My сидела на земле, тяжело дыша. Остальные коровы приподняли головы и помахали хвостами.

Прилетел Ворон:

— Кар-р-р., Мама My! Ка: с ты спустилась? Прыгнула?
— Нет.
— Упала?
— Нет.
— Слезла?
— Нет. Я прилетела, — сказал Мама Му.
— Кар-р-р, ты умеешь летать? — Ворон с изумлением посмотрел на Маму My.
— Это шутка, Ворон. Я слезла сама, — гордо сказала Мама My.
— Ущипните меня за перья. Значит, ты можешь залезть на дерево и спуститься с него?
— Именно так, — сказала Мама My и потянулась.
— Корова может залезть на дерево и спуститься с него! Это значит, что может произойти все, что угодно. У меня нет времени на такие дела. Пока, улетаю домой.
— Пока-пока. Ворон, — сказала Мама My. — До встречи на верхушке дерева!

Но он этого не услышал. Он был уже далеко в своем Вороньем лесу.

Maw My сидела под деревом.

— Это значит, что может произойти все, что угодно! — сказала она и посмотрела на верхушку дерева.

Как Мама Му взобралась на дерево

Был жаркий летний день. Коровы лежа отдыхали на пастбище. И только Мама My стояла под большим деревом и смотрела на его крону.

Хлоп-хлоп-хлоп! Это прилетел Ворон. Он сел на ветку.

— Привет, Ворон, рада тебя видеть!
— Привет, Мама My. Спряталась под дерево в тень?
— Да, под дерево, но только тень тут ни при чем. Я вот думаю, нельзя ли мне как-нибудь взобраться на него. Высоко-высоко.
— Кар-р-р! Коровам не положено забираться на деревья. Коровы не могут взбираться на деревья. Никогда корова не заберется на дерево.
— Му-у, а вот я заберусь. Туда, где обычно сидят птицы, белки и дети.

Мама My засмотрелась на верхние ветки.

— Я попрошу Малыша, сына хозяина, рассказать, как это делают.
— В таком случае я здесь не нужен! — Ворон взмахнул крыльями. — Лечу домой! У меня еще куча дел. Пока!

Мама My посмотрела ему вслед и покачала головой:

— Ворон вечно летает туда-сюда. У него везде какие-то очень важные дела.

Она подошла к телефонной будке и позвонила Малышу.

— Алло, Мама My, это ты?
— Ты можешь залезть на дерево?
— Да, — ответил Малыш.
— А как ты этому научился? — спросила Мама My.
— Просто полез, — сказал Малыш. — Я посмотрел, куда поставить ногу, а сам крепко ухватился руками и оперся на вторую ногу. Прежде чем поставить ногу, попробовал, выдержит ли ветка. Рука крепко держала, нога твердо стояла. А внизу стоял папа — на случай, если я вдруг упаду.
— И ты упал? — спросила Мама My.
— Нет, — ответил Малыш, — в тот раз не упал.
— Как повезло, — сказала Мама My. — Как ты думаешь, а я смогу?
— Думаю, что сможешь, — сказал Малыш.
— Пока, Малыш. Спасибо тебе.
— Пока, Мама My! Надеюсь, у тебя все получится.

Мама My повесила трубку и пошла под дерево. На ветке опять сидел Ворон.

— Привет, Ворон. Как хорошо, что ты уже кончил важные дела. Я узнала, как лазить, — сказала довольная Мама My. — Нужно, чтобы под деревом кто-нибудь стоял.

Ворон подозрительно посмотрел на нее:

— Под деревом?
— Ну да, на тот случай, если я буду падать. Ты постоишь?

Ворон взлетел и замахал крыльями.

— Я? Постоять под деревом! На случай, если ты будешь падать! Да никогда в жизни! Напротив, отпрыгну, и как можно дальше. Пока! Сегодня больше не прилечу!

Ворон умчался.

Мама My вздохнула и уселась под деревом — Прислонившись к стволу/, она посмотрела на верхушку.

— И все-таки я поднимусь туда. Куда коровы никогда не забирались. Я должна туда попасть.

Она встала и передней ногой осторожно обхватила ближнюю ветку. Потом потянулась к следующей.

— Эге. Держит. Хорошо, что она так низко.

Ветка стала чуть-чуть потрескивать, когда

Мама My поднялась на нее. Мама My обхватила ветку передними нога уш и с^ала смотреть, куда оставить ногу дальше. По носу хлестали ветки. Медленно, сучок за сучком, поднималась она выше и выше. И вот уже до верхушки рукой подать.

— Взобралась! — воскликнула она с торжеством и уселась.

В этот момент мимо пролетал Ворон.

— Привет, Ворон! — крикнула Мама My. — А я здесь!

Ворон развернулся в воздухе и сел на ветку. Уставился на Маму My:

— Что такое? Ты наверху? Как ты сюда попала?
— Я взобралась сама, — сказала Мама My. — Но знаешь что… Хорошо, что ты тут, Ворон. Малыш забыл рассказать мне одну вещь.
— Какую?
— Как отсюда спускаться. Му-у!

И она посмотрела на землю, которая была далеко внизу.

— Кар-р-р! — Ворон вытер лоб. — Ты поднималась сюда, не зная, как спускаться?

Мама My задумалась.

— А зачем знать, как спускаться, если еще не научился подниматься.
— Ущипните меня за перышки! Раз так, прыгай!
— Как это — прыгай? — сказала Мама My. — Земля такая твердая. Му-у! Можно шишку набить!

Ворон сложил крылья на груди.

— Надо было думать раньше.
— Ворон, ты можешь принести что-нибудь мягкое и положить под дерево?
— Почему я? Почему всегда именно я что-то должен делать? — вздохнул Ворон.
— Но сама я не могу спуститься, — сказала Мама My. — Принеси матрасы, подушки, теплые кофты, принеси сена, соломы…

Ворон застонал:

— У меня нет времени!
— Му-у, Ворон…
— Ладно, ладно, — сказал Ворон и полетел. — Посмотрим, что мне удастся найти. Мама My сидела на ветке и смотрела по сторонам.
— О-о! Я вижу почти весь мир! Дом хозяина, и коровник, и птичий двор. И озеро, где купаются дети, и гору, за которую заходит солнце. А внизу на траве лежат Пеструшка, Майcкая Роза и Звездочка. Какие они маленькие, когда сидишь высоко!

Вернулся Ворон.

— Солома! Попалась солома. Я нашел четыре соломинки. Они лежат здесь. Прыгай теперь. А мне пора домой. Пока!

И он улетел.
Мама My вздохнула:

— Прыгать на четыре соломинки! И внизу никто не стоит. Му-у! Поползу вниз. Так же, как забиралась вверх.

Она осторожно вытянула заднюю ногу. Попробовала опереться на следующую ветку, проверяя, выдержит ли. Стала медленно опускаться. Ветки затрещали!

— Ой-ой, му-у. Вдобавок ко всему, я ничего не вижу! Столько листьев!

Мама My стала цепляться за дерево хвостом.
Шлёп! Наконец она была внизу.

— Уф! Я даже вспотела!

Мама My сидела на земле, тяжело дыша. Остальные коровы приподняли головы и помахали хвостами.

Прилетел Ворон:

— Кар-р-р., Мама My! Ка: с ты спустилась? Прыгнула?
— Нет.
— Упала?
— Нет.
— Слезла?
— Нет. Я прилетела, — сказал Мама Му.
— Кар-р-р, ты умеешь летать? — Ворон с изумлением посмотрел на Маму My.
— Это шутка, Ворон. Я слезла сама, — гордо сказала Мама My.
— Ущипните меня за перья. Значит, ты можешь залезть на дерево и спуститься с него?
— Именно так, — сказала Мама My и потянулась.
— Корова может залезть на дерево и спуститься с него! Это значит, что может произойти все, что угодно. У меня нет времени на такие дела. Пока, улетаю домой.
— Пока-пока. Ворон, — сказала Мама My. — До встречи на верхушке дерева!

Но он этого не услышал. Он был уже далеко в своем Вороньем лесу.

Maw My сидела под деревом.

— Это значит, что может произойти все, что угодно! — сказала она и посмотрела на верхушку дерева.

Как Мама Му упала с дерева

Как Мама Му упала с дерева

Небо ясное и синее, на нем лишь несколько маленьких белых облачков. Ворон летал над пастбищем и внимательно смотрел вниз.

— Сегодня у меня нет времени долго быть у Мамы Му. Я только поздороваюсь и полечу дальше.

Хлоп-хлоп хлоп. Он летал над пастбищем и высматривал Маму Му.

— Но где же она? Что-то коричневое виднеется вон там, под высоким деревом… Но это, конечно, не она. Потому что если это она, то она стоит вверх ногами.

Ворон негромко рассмеялся. И вдруг замер в воздухе.

— Кар-р-р! Все-таки это она, — вздохнул он и приземлился около Мамы Му.
— Му-у! Привет, Ворон. Какое счастье, что ты прилетел! Я застряла!
— Вижу. Причем застряла вверх ногами.
— Рога воткнулись в землю. Я не могу освободиться, Ворон!

Ворон сидел рядом с Мамой Му и недоуменно смотрел на нее.

— Но почему?
— Потому что рога воткнулись в землю.

Ворон вздохнул:

— Но как? Как это вышло? Как может корова оказаться в положении вверх ногами, в землю рогами?
— Понимаешь, я висела на ветке, согнув колени.
— Согнув колени? — тихо сказал Ворон.
— Му-у! На толстой нижней ветке.
— На толстой ветке, — эхом отозвался Ворон.
— И больше я ничем не держалась! Это было здорово, — сказала очень довольная Мама Му и взмахнула хвостом.
— Коровы не могут висеть на ветке, согнув колени, Мама Му!
— А я смогла. Минутку-другую. Но потом сорвалась. И оказалась тут. А рога воткнулись в землю. Никак не выбраться. А мне пора домой. Скоро начинается дойка. Толкни меня, Ворон.
— Кар-р-р! Мне! Толкнуть! Тебя!
— Ну тогда вытащи меня, Ворон. Надо же мне выбираться отсюда.
— Вытащить! Корову! Ни за что! Лучше уж я буду толкать!
— Вот и чудесно, Ворон!

Ворон сел Маме Му на спину и стал толкать. Она замахала ногами.

Ворон пыхтел и стонал.

— Ничего не получается. Лучше я потяну тебя за хвост.

Ворон крепко ухватился за хвост и потянул.

— Ой-ой-ой, больно! — закричала Мама Му.

Ворон сел и стал смотреть на нее. Ноги торчали вверх. Вымя свисало. Ноги двигались. Ворон вздохнул:

— А теперь я попробую толкать тебя в живот. — Он уперся ногами и потянул изо всех сил.
— Уф! Пух! Пых! Эй! Ай!

Мама Му покачнулась.

— Да-да, получается, Ворон! Скоро я освобожусь! Поднажми!
— Уф! Пых! А теперь вот здесь!
— Нет, — закричала Мама Му. — Здесь нельзя!
— Ой, помогите, молоко полилось, — закричал Ворон. — Не брызгайся! Остановись, Мама Му. На меня льется!

Послышался глухой стук. Мама Му встала на ноги и встряхнулась. Челка растрепалась, на рога налипла земля.

— Спасибо, Ворон. Ты настоящий друг!

Ворон, съежившись, сидел не земле. Вся голова в молоке.

— Мокрый друг! — сказал он жалобно.
— Но это же молоко, — ласково сказала Мама Му.
— Я весь белый! — Голоса Ворона почти не было слышно. — Никто меня теперь не узнает! Моя мама подумала бы, что я — маленький лебедь. А я — белый ворон. Помогите!

Мама Му склонила голову и посмотрела на Ворона. Потом наклонилась над ним и разом слизнула с него все молоко.

— Все в порядке, Ворон. Ты опять стал серым с черным!

Ворон закрыл глаза и тяжело вздохнул. Потом застонал:

— Э-эх! Молоко. С меня. Корова языком слизнула! И я промок. От клюва до кончика ног! Меня надо сушить! О-ох!

Мама Му взяла Ворона в охапку и пошла к хозяйской веревке для белья. Она повесила его за черный хвост, а сама отправилась в коровник на дойку.

Когда она вернулась, Ворон уже сидел на веревке.

— Мне пора домой!
— Разве ты уже высох, Ворон? — приветливо спросила Мама Му.

Ворон выпрямился. Потом откашлялся.

— Я не могу оставаться здесь ни единой минуты. Я хотел только попрощаться и тут же улететь. Что произошло? Я весь промок. И побелел. Меня облизала корова. Потом меня повесили на веревку для белья. Среди хозяйских носков, чулок и штанов. Этого с меня хватит! Пока-пока!

И Ворон тут же улетел.

— Пока-пока, — сказала Мама Му. И стала карабкаться на дерево.
— И все-таки коровы могут висеть на ветке, согнув колени, — сказала она. — Во всяком случае, некоторое время.

Мусоровоз

Мусоровоз

Мама Му стояла на пригорке у коровника. Вокруг жужжали мухи. От птичника доносилось негромкое кудахтанье кур.

Тр-тр-тр! В сторону хозяйского дома проехала большая машина. Мама Му очень обрадовалась.

— Это мусоровоз! Значит, скоро прилетит Ворон. Он обожает мусоровозы.

Хлоп-хлоп-хлоп! В воздухе появился Ворон. Он сделал большой круг над пригорком.

— Привет, Мама Му! — крикнул он. — И сразу пока-пока, потому что мне сейчас надо…

Он исчез.

— Я не расслышала, что ему надо, — сказала Мама Му. — Но я и без того знаю. Он полетел посмотреть, не потерял ли мусоровоз что-нибудь. Съедобное.

Вскоре мусоровоз прогремел еще раз. Его сопровождало большое облако пыли. Ворон появился вновь. На клюве у него была бутылка из-под кетчупа.

— Привет, Ворон. Ты нашел что-то? — сказа па Мама Му.
— Застрял!

Голос из бутылки звучал как-то уж очень странно.

— Но му-у, с чего это твой клюв застрял в бутылке из-под кетчупа?
— Кар-р-р! Ясное дело, в бутылке еще был кетчуп. Помоги же мне!

Мама Му обхватила бутылку хвостом и повернула изо всех сил.

— Но му-у, ты тоже крутишься вместе с бутылкой! Сопротивляйся, Ворон!
— Кар-р-р, я-то сопротивляюсь. Это ты не можешь хорошо ухватиться.

Мама Му повернула еще раз.

— Эгей!

Хлоп! Бутылка из-под кетчупа соскочила с клюва. Ворон упал на спину. Перья торчали во все стороны, кетчуп стекал с носа.

— И как это коровы не могут научиться вертеть как положено, — пробурчал он и стал чистить перья.

Хлюп-хлюп. Это он слизывал с себя кетчуп.
Хозяйка прошла мимо пригорка к птичнику. Ворон так и подпрыгнул.

— Кар-р-р! Что это у нее в руках?

Мама Му взмахом хвоста согнала с себя мух.

— Миска, — ответила она.
— А в миске-то что? — закричал Ворон.

Он взлетел и вытянул шею, чтобы увидеть, что в миске.

— Что в миске? — подняла голову Мама Му.
— Да-да, в миске. Что у нее в миске?
— Наверное, куриный корм, — сказала Мама Му. — Она идет к птичнику. Вечерняя порция корма для несушек.

Ворон быстро слетал к хозяйке и вернулся.

— Но это же старая пицца! Моя любимая! И ее дают каким-то курам!

Ворон был возмещен. Он сложил крылья, как рупор, и закричал:

— Пиццу! Пиццу сюда! Все-все, у кого есть пицца, несите ее сюда!

Мама Му тихо покачала головой:

— Му-у, Ворон, как тебе не стыдно. Хозяйка даже не повернулась.

Ворон сел на землю. Перья обвисли.

— Пицца! Кар-р-р! Курам — что пицца, что… мицца. Что они понимают в пицце?

Мама Му посмотрела на Ворона:

— Послушай, что такое мицца?

Ворон пожал плечами:

— Э-э, не знаю. Но получается складно.

Хозяйка вошла в птичник.

Мама Му удовлетворенно вздохнула:

— Курам на ужин дадут старую пиццу. Они любят её.

— Нет, нет и нет, — сказал Ворон. — Повторяй за мной. Это я люблю старую пиццу. Не желаю больше оставаться рядом с вами. Меня здесь не любят. Улечу и никогда больше не прилечу…

Хлоп-хлоп-хлоп.

Мама Му посмотрела ему вслед. Наконец он превратился в маленькую серую точку. Раздалось «кар-р-р», и все исчезло.

Но затем в этой стороне что-то появилось.

— Му-у, что бы это могло быть?

Белая точка летела от Вороньего леса и была все ближе и ближе. Точка закудахтала и уселась рядом с Мамой Му.

Хлоп-хлоп. Бум. Мама Му широко открыла глаза.

— Привет, Ворон. Это ты? Что ты с собой сделал? Ты весь белый? Ты попал в муку?
— Кудах-тах! — сказал Ворон.
— Куда ты? — закричала Мама Му. — К птичнику?
— Кудах-тах, я — курица, — сказал Ворон писклявым голосом.

Тук-тук-тук! Он постучал в дверь птичника клювом. Хозяйка открыла.

— А, маленькая курочка, тебя-то мы и забыли. Заходи, поешь у нас, — сказала она.

Ворон вошел. Мама Му села и стала ждать. Она слышала громкое кудахтанье внутри птичника. Хозяйка вышла и заперла дверь. Мама Му испугалась.

— Ой, она уходит. А Ворон остается запертым в птичнике. Всю ночь просидит. Каково ему там будет?

На следующее утре Мама Му проснулась очень рано. Она встала у самого птичника, что-

бы видеть, что произойдет, когда хозяйка откроет дверь.

Все куры тут же бросились к выходу. Среди толпившихся белых кур был Ворон. Он махал крыльями и плевался.

— Фи, тьфу, фу! — кричал он. — Это хуже всего в моей жизни!
— Доброе утро, Ворон, — радостно сказала Мама Му. — Ты опять стал серым с черным, как и раньше.

Ворон приложил крыло ко лбу. На кончиках перьев еще оставалось немного муки.

— Какая ночь! — простонал он. — Я всегда думал, что страшнее ночи в коровнике ничего нет. Но это было гораздо хуже.
— Му-у, и что же там плохого?
— Бр-р, пахло курами, — сказал Ворон и зажал нос.
— Так это же птичник, — тихо сказала Мама Му.
— А спал я на насесте среди кур. Очень тесно, а они еще и очень беспокойные. Дергались как угорелые, вся мука с меня осыпалась. А потом появился петух!
— Му-у. Он рассердился?
— Как р-р-раз наоборот. Он присел ко мне и начал подмигивать. Он сказал, что никогда раньше не видел такой чудесной черной курочки. И еще раз подмигнул. Мерзкий тип!
— Му-у. И что ты сделал?

— Я прыгнул вниз на одно гнездо. Тогда петух сказал: «Вот как. Будешь класть яички, моя милая женушка?» Кар-р-р! «Моя милая женушка?» Это я-то? Великолепный красавец Ворон? Я так рассердился, что укусил его за гребень. Он оставил меня в покое. Но как только я заснул, что случилось? Прибежала курица и стала класть яйца как раз там, где я лежал. Почти что мне на голову! Я чуть не умер от ужаса. А что было после того, как она снесла свои яйца? Ты бы послушала, какой крик она устроила прямо у меня над ухом! Ты когда-нибудь пробовал а заснуть ранним утром в птичнике?

— Я — нет, но ты попробовал, бедняжечка Ворон, — сказала Мама Му.

Ворон не желал слушать утешений. Он хотел закончить рассказ.

— Это было невыносимо! Безумное кудахтанье. Курам надо затыкать уши. Знаешь что, Мама Му. Никто никогда не ждал хозяйки утром так, как я. И к тому же я ужасно проголодался. А когда она пришла, что мне дали? Такой корм, от которого повышается яйценоскость! Бр-р-р! «Подкиньте кетчупа к этому блюду!» — закричал я. Но она не слышала. Как только дверь открылась, я сбежал.

— Теперь все кончилось, Ворон. Это прекрасно! Идем в коровник, — сказала Мама Му и твердым шагом отправилась туда. Ее колокольчик зазвенел.

Ворон взмыл в воздух. Несколько перьев с остатками муки взлетели вместе с ним.

— В коровник? Ущипните меня за перья! Никогда в жизни! Мне пора домой! Как можно дальше от птичника и коровника. Представь себе: Вороний лес! Ели и сосны. Свежий ветерок. Никто не кудахчет, никто не мычит. Ни одной курицы, ни одной коровы, куда ни бросишь взгляд.

Хлоп-хлоп-хлоп. И он улетел в свой Вороний лес.

Мама Му посмотрела ему вслед. Потом медленно пошла в коровник.

— Чего только ни придумают, чтобы полакомиться пиццей, — сказала она.

Про дожди

Про дожди

Лето подходило к концу. Дети иногда еще купались в озере, но вода становилась все холоднее. Пошли дожди.

Ворон летал над пастбищем и высматривал Маму Му.

— Кар-р-р, где ты, Мама Му?

Ветви большой ели зашевелились.

— Привет, Ворон. Я здесь, под елью.
— Привет, Мама Му. Дождь идет, я полечу домой.
— Как домой? Ты только что прилетел.

Промокший Ворон был мрачен.

— Я мокну. Но могу немножко посидеть с тобой под елью.
— Можешь? Как приятно. Заходи, — сказала она и подняла ветку.

Ворон пробрался к Маме Му.

— Приятно, говоришь? А ведь ничего приятного нет. Я промок, я промок, я промок!

Мама Му съежилась под елью.

— И я тоже, промокла. Но сидеть под елью с тобой, Ворон приятно.

Перья на Вороне слиплись. Он уселся как можно дальше от края и затосковал.

Мама Му попыталась его подбодрить:

— Когда дождь небольшой, это не опасно. Иногда я гуляю, даже если дождик льет посильнее, чем этот.

Ворон так и подскочил.

— Опасно! Кар-р-р. А я летаю, когда дождь льет гораздо сильнее, чем этот.
— Му-у, Ворон…
— Дождь! Ты называешь дождем вот это? Кар-р-р! Что знаете вы, коровы! Как-то раз… Давным-давно… Я был под таки-им дождем! Дождь шел и шел. Я уже не мог оставаться в своем доме. И я жил в лодке! Кар-р-р! Но воды в лодку набралось так много, что она утонула.

— Му-у, Ворон…

Ворон стал расхаживать под елью и размахивать крыльями.

— Дождь был такой силы, что я не смог больше летать. И плавал по воздуху! Надел для этого ласты.
— Ласты? Вот это да! — сказала Мама Му.
— Мне пришлось даже грести по воздуху. Я плыл, сидя у себя в доме.
— Неужели так и было, Ворон? — покачала головой Мама Му.

Ворон вздохнул и раскинул крылья.

— Вот тогда я промок. Так промок, что прыгнул в озеро. Потому что там было суше, чем в воздухе. Вот это я называю дождем.
— Му-у. Ну, это уж чересчур, Ворон.

А дождь все шел. Ель промокла насквозь. С веток капало.

— Помогите! Капля! — крикнул Ворон. — На меня упала капля дождя! Я промок! Ель пропускает воду. Почините ель! Я промок, я промок, я промо-о-ок!

С пастбища донесся какой-то грохот. Ворон высунул голову и посмотрел на небо.

— Да да. Начинается гроза!
— Нет, это не гроза, Ворон, — спокойно сказала Мама Му.
— Кар-р-р! Не спорь. Это гроза. Послушай, как гремит.
— Это бык, Ворон.

Ворон подскочил:

— Бы-ы-ык?
— Ну да, это молодой бычок идет сюда, — мягко сказала Мама Му.
— Где он? — спросил Ворон и быстро посмотрел по сторонам.

Мама Му посмотрела из-под веток.

— Идет сюда, Ворон. Он тоже промок. И конечно, хочет спрятаться под большой елью.

Малышка, — сказала Мама Му ласковым голосом.

Ворон всполошился, подскочил и вытаращился из-под веток.

— Малышка? Не такой уж он и маленький. Размером с хозяйскую машину!
— Да, он большой, — сказала Мама Му. — Но он все еще ребенок.
— Му-у! — послышалось с пастбища.

Ворон спрятался под елью за Мамой Му и осторожно выглянул.

— Он сказал «му», и очень громко, — с испугом сказал Ворон. — Очень громкое «му»!
— Смотри, — сказала Мама Му. — Он скачет, Ворон. Ему хочется поиграть, и он любопытный.
— Но он идет сюда! — закричал Ворон.
— Да, он тебя увидел, — сказала Мама Му.

Ворон тут же съежился и зашептал:

— Меня? Такого маленького? Как он мог увидеть меня?
— Он только поздоровается с тобой.

Бык подскочил к ели. И заревел на все пастбище. Ворон попытался спрятаться за стволом.

— Не надо сюда подходить. Он вполне может помахать мне издали. Привет, привет, бычок. Вот мы и поздоровались. Можешь уходить. Пока-пока!

Мама Му приподняла ветку. Бык засунул голову под ель и фыркнул так сильно, что хвоя полетела по пастбищу. Ворон закашлялся.

— Кха-кха. Не подходи ближе. Кха-кха. Я немножко простудился, понимаешь, бычок? Кха-кха.
— Он только понюхает тебя, крошка Ворон, — радостно сказала Мама Му.
— Бык? Понюхает? Меня?

Мама Му с удивлением смотрела на Ворона.

— Ты трясешься? Неужели ты испугался, Ворон?
— Испугался? О-о-о нет, — сказал Ворон. — Это не я трясусь. Это земля трясется.

Ворон прикрыл крыльями уши и закрыл глаза. Под елью раздался треск и сопенье огромного носа.

— Он понюхал твою голову, Ворон. Как мило! А теперь уходит, — нежно сказала Мама Му.

Ворон открыл глаза. Он сидел неподвижно и смотрел прямо перед собой.

— Кар-р-р! Он понюхал мой нос… О-о… Понюхал мою голову! А перья на мне еще целы?

Мама Му посмотрела вслед быку.

— Он очень игривый. Теперь будет обнюхивать что-нибудь другое!
— А я-то еще причесывался и все такое прочее! Мне пора домой!
— Но дождь все сильнее, Ворон. Ты промокнешь.
— Я не останусь здесь. И этого дождичка не боюсь. Я вообще ничего не боюсь! Пока-пока!

Хлоп-хлоп-хлоп. Ворон улетел.

— Пока-пока, Ворон. Ой, какие брызги летят вокруг тебя, когда ты летишь, — сказала Мама Му.

Но Ворон этого не слышал. Он был уже далеко в своем Вороньем лесу.

Как Ворон упал с дерева

Как Ворон упал с дерева

Лето подошло к концу. Хозяин ездил по полю и собирал урожай. Солнце сияло. Ветер шевелил ветками большого дерева на пастбище Мамы Му.

Прилетел Ворон. И стал искать Маму Му.

— Где Мама Му? С тех пор как она научилась забираться на дерево, никогда не знаешь, где ее найти.

Он посмотрел на дерево. Но не увидел ничего, кроме листьев.

— Привет, Ворон! Я наверху, на самом-самом верху! — крикнула Мама Му. — Я взобралась гораздо выше, чем раньше!

Ворон взлетел на верхушку и беспокойно за хлопал крыльями.

— Этого нельзя делать, Мама Му! Ветки тебя не выдержат!
— Выдержат! — сказала Мама Му. — Что я за молодчина! Похлопай мне крыльями, Ворон.

Ворон слегка похлопал крыльями. Хлоп- хлоп.

— Му-у-у, Ворон! Когда твой друг взобрался гораздо выше, чем раньше, хлопать надо сильнее. Вот так!

Мама Му захлопала копытами очень громко. Ветка закачалась и запрещала.

Тр-тр-тр-тр!

— Трактор! — закричал Ворон. — Хозяин едет! Сиди тихо, Мама Му! Он не должен видеть, что ты сидишь на дереве и хлопаешь копытами.
— Му-у, Ворон. Ничего страшного. Он ведь меня знает
— Тс-с, — прошептал Ворон. — Сиди тихо, Мама Му!

Мама Му завертелась на ветке.

— Не могу, Ворон. У меня хвост зачесался.
— Перестань махать хвостом!

Ворон приставил ко лбу крыло и стал смотреть сквозь ветки.

— Он едет сюда! Держит путь точно к нашему дереву.

Ворон посмотрел вниз.

— Трактор останавливается как раз под деревом! Хозяин сходит с трактора, — прошептал Ворон.

— Мне надо помахать хвостом. Или ты почеши хвост! — Мама Му завертелась еще сильнее. Она попробовала свернуть хвост в узелок.

— У него с собой корзинка, — возмутился Ворон.
— Я сейчас закричу, Ворон, — громко сказала Мама Му.
— Тс-с! Ладно, почешу!

Ворон стал чесать хвост Мамы Му. Она закрыла глаза и от удовольствия замычала.

— Му-у-у, как хорошо, Ворон. Почеши еще! Слушай, да ведь он собирается завтракать здесь.
— Здесь! Здесь не положено завтракать! Здесь положено забираться на дерево!
— Не кричи, Ворон.
— Это же твое дерево, Мама Му, — прошептал Ворон.

— У меня больше не чешется. Спасибо, Ворон. Сейчас будем спускаться. — Она опустила ногу. Ветка закачалась. Колокольчик зазвенел.

— Нет, Мама Му. Сейчас нельзя! Хозяина удар хватит, если он во время завтрака увидит, как с дерева ему прямо на голову слезает корова.

Мама Му вздохнула:

— Но мы не можем здесь сидеть, пока он не закончит завтрак. Он будет завтракать слишком долго.
— Нет, можем, — сказал Ворон и задрал клюв. — Завтрак — это завтрак, он продолжается, пока не закончится. И ничего тут не поделаешь. Надо ждать.
— Но на этой ветке мне очень неудобно сидеть, Ворон.
— Сиди не шевелясь, молчи и жди, корова!
— Но му-у…

Хозяин устроился под деревом. Он раскрыл корзинку с завтраком и начал есть. Ворон возмутился:

— У него там простокваша! И бутерброды с копченой колбасой! То, что я люблю! Мог бы и угостить! Я сегодня еще не завтракал.
— Но му-у, он ведь не знает, что мы здесь сидим. Может быть, нам все-таки спуститься, Ворон?
— Ни за что. Спускаться надо было раньше. Теперь поздно. Он уже четверть часа как сидит.

Хозяин кончил завтракать. Потянулся за корзинкой и вынул термос с кофе. Настроение у него было хорошее, он стал насвистывать,

Ворон замахал крыльями.

— Он свистит! Какая несправедливость. Вот я свистеть не могу.

Мама Му смотрела на хозяина, который наливал себе кофе.

— Сдобная булочка, — тихо сказала она.
— Что!!!
— Он пьет кофе и ест сдобную булочку, Ворон, — сказала Мама Му.

Ворон закрыл глаза крыльями. Потом открыл. И застонал:

— Это правда! Я вижу. С ванильным кремом. У него всего одна булочка. Осталось откусить три раза. — Ворон смотрел на булочку. — Осталось откусить два раза. Теперь остался только один кусок.

Ворон вздохнул. Маме Му стало жалко Ворона.

— А мне ничего не досталось. Мне никогда ничего не достается, — сказал он со слезами в голосе.

Мама Му подсказала:

— Смотри-ка, Ворон. Вперед! Хозяин уронил на землю последний кусок.

Ворон взлетел и замахал крыльями. Он смотрел вниз.

— Да-да, уронил. Уронил последний кусок!

Хозяин стал искать в траве кусок булочки.

Ворон сел на ветку.

— Найдет его. Мне не достанется.
— Нет-нет, — сказала Мама Му. — Он наверняка не станет его поднимать. Он думает, что кусок испачкался.

— Кар-р-р! Кусок испачкался. Оставь его в покое! Ура-а! Кусок еще лежит!

Ворон был счастлив Он запрыгал на ветке.

— Ворон, как тебе повезло!

Ворон закричал хозяину:

— Уезжай! Уезжай скорее. Надо работать. А не сидеть здесь без дела среди бела дня. Скорее на трактор! Уходи! Уезжай! Убирайся! Катись! Вали! Дуй отсюда! Ту ту! Пока! Прощай! До свидания и гуд бай!

Хозяин слышал, но слышал всего лишь воронье карканье на вершине дерева. Он вытянутся на траве и зевнул. Подложил руки под голову и задремал.

— Он, наверное, будет отдыхать теперь после завтрака, — сказала Мама Му. — Придется нам подождать.

— Подождать! Сколько времени вообще уходит на завтрак? Почему мы должны ждать и ждать? Я не могу сидеть без движения. — Ворон завертелся. — Так и крутит, ой, как крутит!

— Кто крутит? Где? — с беспокойством спросила Мама Му.

Ворон крылом показал себе на ж ивот.

— Здесь! В животе. Крутит в животе, срочно нужна сдобная булочка. Почему мы должны все ждать и ждать!

Он улегся на ветку и закрыл глаза. Крылья свесились вниз.

Трактор тарахтел все дальше от них.

— Хозяин уехал, Ворон. Можешь открыть глаза, — ласково сказала Мама Му.
— А зачем? Булочку ведь уже размыло дождем, да?
— Му-у, нет никакого дождя.
— Муравьи ее уже давно съели, да?
— Не-а.
— Хозяин проехался по ней на тракторе и раздавил, да?

Мама Му замахала рогами.

— Нет, Ворон. Булочка лежит внизу. Ее хорошо видно в солнечных лучах. Посмотри сам!

Ворон открыл один глаз и посмотрел вниз. Тут же встал на ноги.

— Вижу. Ах как хорошо!

Он нырнул вниз на землю и ухватил остаток сдобной булочки. Мама Му начала медленный спуск.
Хрясь!

— Ой, ветка ломается, — сказала Мама Му.

Вернулся Ворон. Булочку он уже проглотил.

— Ворон, ты слышал треск? Ветка чуть не сломалась. А я чуть не упала!

Ворон тщательно чистил перышки.

— Упала и упала. Почему ты вечно болтаешь о том, что кто-то падает?

Мама Му крепко обхватила ствол.

— Отсюда можно упасть, Ворон. Малыш выбрал себе очень опасное дерево для лазания. От сюда он уже один раз падал, — серьезно сказала она.
— А летать гораздо лучше, — сказал Ворон. — Некогда мне тут с тобой сидеть и болтать о том, кто и когда падает. Мне пора домой.
— Но падать с большой высоты тоже может быть заму-чательно, — задумчиво сказала Мама Му.
— Надо говорить заме-чательно, — сказал Ворон и взлетел.
— Конечно, заму-чательно.
— Падать с большой высоты? Как так? — спросил Ворон, повернулся и сел на ветку рядом с Мамой Му.
— Конечно, если это не слишком большая высота, — ответила ему Мама Му. — И если не очень сильно ушибешься. А если сильно, то не заму-чательно.

Ворон сморщился:

— Неужели это правда?
— Да, Малыш сказал, что это правда. В этом случае кто-нибудь обязательно подойдет и спросит, как ты себя чувствуешь, и погладит тебя. А если пойдет кровь, то на тебя налепят пластырь.

Ворон оживился:

— Пластырь?
— Да, — сказала Мама Му. — А может быть, еще и угостят соком или чем-нибудь вкусненьким.

Ворон подсел поближе к Маме Му.

— А например, чем? — спросил он.
— Может быть, булочкой…
— Сдобной?

Мама Му задумалась.

— Они дают что угодно, лишь бы ты успокоился.

Ветка, на которой сидел Ворон, вдруг задрожала. И треснула. Ворон повис вверх ногами и закачался.

— Как странно, Мама Му. У меня кружится голова, Не держат когти. А ноги стали мягкими, как спагетти. Не могу удержаться. Падаю.
— Ничего страшного, — сказала Мама Му. — Взмахни крыльями. Лети, Ворон!

Ворон развел крылья в стороны и закрыл глаза.

— Ничего не получается, — прохныкал он. — Крылья застыли, стали твердыми, как стекло.

Он сползал все больше. Ветки трещали.

— Не могу лететь, падаю! Ой!

Мама Му одной ногой держалась за ветку, другой закрыла глаза. Послышался стук. Потом наступила тишина. Мама Му посмотрела на землю. Ворон лежал неподвижно. И смотрел на нее одним глазом.

— Му-у-у, я тебя вижу! Как твои дела, мой милый Ворон? Я сейчас!

Ой, ой, ой! Стук, бряк, звяк! Мама Му спустилась наконец на землю и села около Ворона.

— Милый Ворон. Как ты себя чувствуешь? Как это вышло?

Ворон не шевелился.

— Мама Му, — тихо сказал он.
— Да?
— Я умер?
— Му-у, по-моему, нет. Ты же разговариваешь!
— Но почти что умер, да? — сказал Ворон и повернулся. — Ой-ой-ой, — застонал он.

Мама Му склонилась над ним.

— Все будет хорошо, Ворон. — Она внимательно осмотрела его.
— А где же пластырь? — сказал Ворон и взглянул на нее.

Мама Му не увидела ран.

— Может быть, это не…
— Может быть, да! — застонал Ворон. — Ай! Ой! Ох! Ах! А-ай!

Мама Му поднялась.

— Ладно, я сбегаю за пластырем!
— И еще за сдобной булочкой!
— И за сдобной булочкой, — удивленно сказала Мама Му.

Ворон сделал глубокий вздох:

— Я ведь почти что умер. Хотя бы в таких случаях можно рассчитывать на сдобную булочку?
— Да где же я достану сдобную булочку? — тихо сказала Мама Му.

Ворон перевернулся на другой бок и застонал.

— Ай! Ой! О-ох! У хозяина точно есть!
— Да? Я постараюсь. А ты пока прислони голову к дереву, Ворон.

Она пошла.

— Держись, Ворон. Я бегу!
— С ванильным кремом! — крикнул ей вслед Ворон.

Немного спустя Мама Му вернулась и стала хлопотать около Ворона. Он лежал, красиво прислонив голову к дереву, с пластырем на лбу.

— Очаровательный пластырь, надо признать, — сказал он удовлетворенно.
— Теперь тебе хорошо, Ворон? — ласково сказала Мама Му.
— Хорошо? — фыркнул Ворон. — Это всего лишь чтобы успокоиться. А вообще-то у меня везде-везде болит. — Он лизнул кончики крыльев. — А еще одну сдобную булочку?

— Больше нет.

Ворон только что был очень тихим. И вдруг расшумелся:

— Как странно, я совсем здоров, Мама Му! Знаешь, что мы сделаем? Мы заберемся на дерево! Надеюсь, что на этот раз я не упаду

Мама Му взглянула на Ворона.

— Больше сдобных булочек нет, — сказала она. — Кончились!

Ворон обмяк.

— Вот как! А ведь я больной! У меня везде- везде болит.
— Кончились булочки, Ворон.
— Вот как. В таком случае у меня нет времени болтаться тут. Пока-пока, Мама Му.

Ворон встал на ноги и улетел.

«Очень странный способ выпрашивать сдобные булочки», — сказала про себя Мама Му.

Как Мама Му любовалась закатом

Как Мама Му любовалась закатом

Был вечер. Мама Му стояла в коровнике и смотрела в окно. Она ждала Ворона. Ждала уже давно.

— Где же Ворон? — удивлялась она. — Солнце вскоре зайдет. А он еще не прилетел. Я его не видела весь день.

Она открыла окно. Подул прохладный ветерок. Стало слышно пение черного дрозда.

— Как хорошо вечером, — вздохнула Мама Му. — Подумать только, коров в это время совсем не выпускают. А жаль, как хорошо звенели бы в сумерках их колокольчики. Я думаю, пора пойти погулять.

Мама Му вышла на пастбище. Посмотрела вокруг.

— Но где же Ворон? Его не видно на пастбище.

Она заглянула за изгородь.

— Му-у-у, солнце опускается за гору. Как это заму-чательно! Может быть, Ворон на горе?

Она перепрыгнула через изгородь, пошла по лесу и стала подниматься на гору. Поднявшись на самый верх в поисках Ворона, она остановилась.

Тут она его и увидела. Он сидел не шевелясь.

— Вот же он. Привет, Ворон. Это ты? — закричала она.
— Привет, Мама Му, — сказал Ворон. — Конечно это я. Ведь я — это всегда я?
— Я очень рада видеть тебя, Ворон, — сказала Мама Му и помахала рогами.
— А я сижу тут и смотрю на закат, — сказал он.
— Неужели? Му-у-у, как хорошо, Ворон, — вздохнула Мама Му. — Подумать только! Коровы никогда не видят, как солнце опускается за гору. Потому что в это время у них дойка. Ой, до чего же много можно увидеть отсюда с горы! Поля, и луга, и лес, и плуг.
— Плуг?
— В поле, Ворон. Вон там! — И Мама Му показала где. — Но на закате его нелегко увидеть.
— А я вижу, — сказал Ворон. — Я вижу все!

Мама Му легла на живот, подложив копыта под подбородок. Она была ужасно довольна. Ей очень понравился вид.

— И озеро, Ворон, в котором обычно купаются дети. Оно тоже, наверное, спит, потому что вода в нем не шелохнется. Му-у-у, до чего красиво!
— Вот этого не надо, Мама Му, — пробурчал Ворон. — Почему ты являешься сюда, когда я сижу здесь тихо и мирно?
— Именно потому, что ты сидишь здесь, — сказала Мама Му.
— Кар-р-р! Ну почему ты ко мне прицепилась? Корова-прицеп, хуже этого ничего нет!
— Потому что ты мой друг, Ворон, — мягко сказала Мама Му.
— Кар-р-р! — Ворон дрогнул.
— Ты мой самый лучший друг, Ворон.

Ворон отвернулся и пробормотал:

— Ну, можно и так сказать.
— Нет, не «можно так сказать», — твердо сказала Мама Му. — А так оно и есть.

Мама Му пододвинулась поближе к Ворону. Она была теперь совсем рядом с ним. И стала что-то напевать.

— Кар-р-р! Уж не собираешься ли ты туг песни петь?

Мама Му откашлялась.

— Да, Ворон, собираюсь. Вот послушай…
— Нет! Я не знаю ничего хуже коровьих песен. Если ты хочешь петь сейчас, найди другое место! — прокричал Ворон.
— Но как заму-чательно быть тут рядом с тобой и смотреть, как солнце плавится за гору.

Ворон посмотрел на Маму Му. Потом медленно спросил:

— Смотреть, как солнце что делает?
— Плавно опускается за гору, — сказала Мама Му.
— Кар-р-р. Но ты сказала: «Плавится за гору».
— Я хотела сказать: «Плавно опускается за гору». Ты ведь понял, что я хотела сказать! — Мама Му замахала хвостом.
— Нет, не понял! Если ты говоришь: «Плавится за гору», то я понимаю — «плавится за гору»!

Мама Му вздохнула:

— Перестань дурить, Ворон. Теперь солнце уже опустилось за гору. И мы пойдем домой.

— Домой: — закричал Ворон. — Ты боишься темноты! Признайся! Стоит солнцу спрятаться за облачко, коровы начинают думать, что уже темным-темно, бегут в коровник и включают свет. А я не такой! Ни один ворон не боится темноты. Никогда, и ни один ворон. Иди теперь к себе домой, а я буду сидеть и смотреть на темноту.
— Но ты же ничего не видишь. Уже полная темнота…
— Кар-р-р! Что понимаете вы, коровы! На неё-то я и буду смотреть.
— Пока-пока, Ворон, — сказала Мама Му и медленно пошла вниз по склону горы, спотыкаясь, а ее колокольчик звенел.
— Я еще посижу! — крикнул Ворон ей вслед.
— Да-да, посиди, — ответила Мама Му. Когда она спустилась с вершины, в лесу была уже непроглядная тьма.
— Му-у-у, как тут темно. Не вижу, куда иду. Идти надо вниз. Удобно идти домой вниз по склону горы. Даже в темноте все время знаешь, что идешь правильно, если идешь вниз.

С деревьев из темноты донеслось уханье.

— Сова, — сказала Мама Му. — Как страшно это звучит ночью.

Хлоп-хлоп-хлоп! Из темноты с бешеной скоростью прилетел Ворон.

— Привет, Ворон. Я рада, что ты здесь.
— Привет, Мама Му. Я уже насиделся! — торопливо сказал Ворон.
— Ах, милый Ворон, — сказала Мама Му, утешая его.
— Я не боюсь совы, — проговорил Ворон. — О нет. Не боюсь совы. Вообще никого не боюсь. Конечно. В особенности не боюсь совы.
— Ух-ух! — заухала сова.
— Хочешь посидеть у меня на челке, Ворон?
— Кар-р-р, — сказал Ворон очень тихо. Он сел и спрятал ноги в челке на голове Мамы Му. Стало тепло и приятно. Мама Му шла по темному лесу. Колокольчик уютно позванивал.
— Идем в коровник, Ворон. Ты можешь поспать на сене. Хорошо?
— Хм-м.

И вот Мама Му и Ворон в коровнике. Ворон закопался в сено и задремал.

— Тебе хорошо, Ворон?
— Здесь так мягко… и тепло… и свет горит, — пробормотал Ворон.

Мама Му запела:
— Спи, малыш, под видео,
За окном зима.

Ворон выскочил из сена и широко раскрыл глаза.

— Кар-р-р! Что ты сказала?
— Спи, малыш, под видео,
За окном зима.
Спи…

Ворон оборвал её:
— Спи, малыш. под видео,
За окном…

У меня крылья отнимутся! Мне пора домой!
Он взлетел. Сено закружилось в воздухе, когда он вылетал в окно.

— Пока-пока, Ворон, — сказала Мама Му. — Как жаль, что он улетел домой. И не услышал моей песни о заходе солнца.

И она запела, очень громко и очень фальшиво:
— Садилось солнце над горо-ю
И освещало нас с тобо-ю,
Здесь ты и я,
Навек друзья.
Солнцу тоже
Спать пора -
С ним простимся
До утра!

Хлоп-хлоп-хлоп. Ворон вернулся.

— Привет, Ворон. Как заму-чательно, что ты вернулся, — сказала Мама Му.

Ворон заметался по коровнику:

— Где фонарь?
— На молочном складе. Му-у?
— Очень темно, — сказал Ворон. — Я не вижу, куда лечу. Я не найду дома. Нужен фонарь.
— Хорошо, что ты вернулся, — сказала Мама Му. — Я спела песню о заходе солнца, которую сочинила сама. А ты ее не слышал. Я спою её еще один раз.
— Ладно, спой. Но только сначала я улечу. Пока-пока!

Хлоп-хлоп-хлоп.

— Улетел. В таком случае больше петь не буду, — сказала Мама Му.

Но он этого не слышал. Он был уже далеко в своем Вороньем лесу.

Коровий зоопарк

Коровий зоопарк

Мама Му и остальные коровы стояли в коровнике. Хозяин только что принес им охапку свежей травы. Мама Му смотрела по сторонам. Смотрела на мух, которые жужжали вокруг нее, и на живших здесь кошек, которые пили молоко из консервных банок. Где-то на полу шуршала мышка.

Мама Му посмотрела на остальных коров. Они махали хвостами, жевали и пили воду.

— Му-у-у… — Это Пеструшка нашла в сене что-то особенно вкусное. Как ей повезло.

Вон там пила Майская Роза. Ее обуяла такая жажда, что, похоже, одна выпьет всю воду. А Звездочка пыталась поймать муху, сидевшую у нее на лбу. До чего же весело в коровнике! Почти все время что-то происходит.

Она посмотрела в окно.

Хлоп-хлоп-хлоп, Прилетел и сел на окно Ворон.

— Привет, Ворон, рада тебя видеть!
— Привет, Мама Му. До чего мне жаль тебя.
— Му-у-у? Почему жаль?
— Ну конечно. Такая скука стоять все время в коровнике.

Ворон уселся, закинув ногу на ногу. Посмотрел на свои коготки.

— Му-у-у, что у тебя случилось?

Ворон потянулся и стал смотреть в потолок.

— Сегодня я летал очень далеко, — сказал он. — И видел зоопарк.
— Зоопарк? — спросила Мама Му.
— В Фюрювике, — сказал Ворон. — Там зоопарк. Много зверей. И туда приходят люди. Они приезжают издалека, чтобы посмотреть на зверей.
— Неужели? Му-у-у, но ведь здесь тоже много зверей.
— Я видел зебр и обезьян, павлинов и крокодилов, — продолжал Ворон и помахал крыльями.
— Крокодилов! Ой-ой!
— Да-да. Но крокодилов, мне кажется, лучше рассматривать с птичьего полета, — сказал Ворон.
— Для этого нужно уметь летать, — сказала Мама Му.
— Кое-кто умеет.

Мама Му покачала рогами и помахала хвостом.

— Му-у у, как это интересно, Ворон. А знаешь, мы сами можем устроить здесь зоопарк!
— Кар-р р! Здесь?
— Конечно, у нас здесь много зверей, — весело сказала Мама Му.

Ворон покрутил головой, чтобы осмотреться.

— Много зверей? — спросил он,
— Да. У хозяина есть собака. А здесь кошки! — Мама Му показала на них. — И куры!
— Собаки, кошки и куры? Ущипните меня за перья, — сказал Ворон.
— И еще мыши, Ворон! В коровнике есть мыши! — закричала Мама Му.

Ворон взлетел.

— И по-твоему, люди будут приезжать издалека для того, чтобы посмотреть на мышей?
— А мухи, Ворон! Здесь столько мух! Слышишь, как они жужжат?
— Я лечу домой, — сказал Ворон. — Мухи! Она будет делать мушиный зоопарк!
— А муравьи… — Мама Му думала и вспоминала все новых и новых зверей.

Ворон приложил крыло ко лбу.

— Муравьиный зоопарк, — пробормотал он.
— Но ведь здесь есть муравьи, Ворон. Подумай об этом!
— У меня отнимутся крылья!
— Послушай, Ворон… Червяки! — вспомнила Мама Му. — Есть еще червяки, Ворон.

— Кар-р-р! И посетитель будет приходить в зоопарк с лопатой!
Копай вот здесь!
Не уйдешь домой, пока
Не увидишь червяка! —

пробурчал Ворон.

— Червяки — очень забавные зверюшки. От них большая польза земле, — сказала Мама Му. — И еще есть муравьи. Ты подумай, как много в мире муравьев. Давай сделаем зоопарк из самых обыкновенных зверей, Ворон?

Ворон подпрыгнул:

— Комары, муравьи, червяки! Нет! Если мы чего-нибудь не будем устраивать, так вот такого зоопарка! Тогда уж вспомни про плотвичек и окуней. Из маленькой грязной лужи, где дальше полуметра ничего не видно. Нет, никогда! Ни за какие коврижки! Ля финита Маргарита! Капут! Конец — делу венец!

Ворон был ужасно возмущен. А Мама Му продолжала размышлять:

— И коровы, Ворон! Как это я забыла о них? Есть же еще коровы!
— Велики мои страдания, — пробормотал Ворон.
— И бычок-малышок, — сказала Мама Му и наклонила голову.
— Он называется Бык!
— Такой милый, — вздохнула Мама Му.
— Что ты говоришь? — закричал Ворон. — От глаза до глаза целый метр!
— Представляешь, это будет зоопарк из одних коров, — сказала Мама Му и сложила передние ноги на груди.
— Коровий зоопарк! — Ворон чуть не задохнулся. — В зоопарке должны быть зебры, обезьяны, павлины и крокодилы! А не коровы!

— Дети хозяина были в дельфинарии на Колмордене, — сказала Мама Му. — Они видели там прыгающих дельфинов. А здесь можно будет увидеть прыгающих коров!

— Вынесите меня отсюда! — сказал Ворон и закрыл глаза. Крылья его повисли.
— А еще есть птица ворон!

Ворон раскрыл глаза и не шевелясь уставился неизвестно куда.

— Что?
— Есть ведь еще и ворон. Может быть, людям будет интересно узнать, как выглядит ворон, и они приедут издалека, — сказала Мама Му.
— Ты сказала «ворон»?
— Му-у-у, ну да, сказала. «Ворон» — так я сказала.

— Вот и мне показалось, что ты это сказала. «Ворон», как мне послышалось, сказала ты. Здесь есть, конечно, вороны. Например, я — ворон.

Ворон стал ходить взад-вперед.

— Я мог бы, например, сидеть за занавеской, — сказал он. — А на занавеске написано «Ворон. 10 крон». И они могли бы отдернуть занавеску и посмотреть на меня.
— И ты будешь платить каждому по десять крон за то, чтобы он посмотрел на тебя? — удивилась Мама Му.
— Кар-р-р! Н-нет, это они будут платить мне, чтобы посмотреть на меня!

Он сделал рупор из крыльев и громким голосом возвестил:

— А теперь реклама! Вороний зоопарк! Приходи и смотри!

Остальные коровы в коровнике повернули головы и уставились на Ворона.

— Му-у-у, Вороний зоопарк? — сказала Мама Му.
— Будет сделано! — закричал Ворон. — Сейчас же! Вороний зоопарк! Почему это в зоопарке должны быть зебры и обезьяны, павлины и крокодилы? Хватит и Ворона. Так я думаю.

Будет прекр-расно! Вот такой зоопарк нам нужен!
Когда Ворон песню поет, Остальные ему подпевают…

Он запел и стал хлопать в такт своей песне крыльями. Потом взлетел и сделал круг вокруг Мамы Му.

— Рекламный щит на дороге! — закричал Ворон. — Что бы такое там написать? Пусть будет так: «Вороний зоопарк. 500 метров»! Кар-р-р! — Ворон приложил крыло ко лбу. — Птицы! Как сделать так, чтобы все-все птицы узнали об этом и могли посмотреть на Ворона?!
— Му-у-у, и как же они узнают об этом?
— В том-то все и дело. Минутку! Я придумал! Мы приделаем рекламу к воздушным шарам и пошлем их вверх. Птицы увидят их, когда поднимутся в воздух.

Он запел и стал отбивать такт крыльями.

— Знаешь что, Мама Му? На табличке можно написать: «Хотите увидеть, как Ворон отбивает такт крыльями? 15 крон».
— Пятнадцать крон за то, чтобы посмотреть, как ты отбиваешь такт крыльями? Му-у-у, какая глупость! — сказала Мама Му.

— Молчи, корова. А то я потребую двадцать крон. Слушай! — вдруг очень громко закричал он. — Кормление! Зверей надо кормить! Меня, например. Тогда на табличке будет написано: «Кормление зверей. Например, пиццей. 25 крон».

— Что? Люди будут приезжать издалека, чтобы заплатить двадцать пять крон и покормить тебя пиццей? Му-у-у, Ворон!

Ворон почесал голову. Он думал.

— Мда. Пожалуй, можно обойтись старыми блинчиками. Я напишу на табличке: «Блинчики. Желательно с клубничным вареньем».
— Послушай, Ворон. А сколько всего воронов, ну, примерно, будет в вороньем зоопарке? — спросила Мама Му.
— Один! Меня одного вполне хватит.

Мама Му молча стояла и раздумывала. Посмотрела по сторонам в коровнике. Остальные коровы стояли и жевали. Таращили глаза и махали хвостом. Мухи жужжали негромко.

— Знаешь что, — сказала она. — Му-у-у, не думаю, что остальные коровы согласятся устраивать вороний зоопарк, если в нем будешь только ты, Тогда уже лучше сделать коровий зоопарк.

Ворон долго молчал.

— Вот как? Кар-р-р! В таком случае я полечу домой. Пока-пока, мне надо кое-что принести из дому.
— Пока-пока, — тихо сказала Мама Му.

Она вышла на пастбище. Там еще оставалась свежая трава. Она захватила губами побольше травы.

— М-м-м, хорошо, когда растет трава. Ешь сколько хочешь. — Она вздохнула и прикрыла глаза.

Хлоп-хлоп-хлоп. Ворон прилетел с веревкой в клюве.

— Привет, Ворон. Рада тебя видеть! Что случилось? Что это ты принес?

— Все сюда! Все сюда! — закричал Ворон. — Сейчас вы увидите, как Ворон поймает опасного зверя! Очень опасного зверя, который сбежал из зоопарка!

— Му-у-у, в коровьем зоопарке нет никаких опасных зверей, — сказала Мама Му.
— А кор-ровы! Кар-р-р! Я поймаю опасную кор-рову! Вон там! Вон она!

Ворон вытянул крыло и попытался взмахнуть веревкой.

— Му-у-у, Ворон. Это же я.

Ворон продолжал размахивать веревкой, и она немного запуталась.

— Спокойствие! — крикнул он. — Спокойствие! Не надо волноваться! Я поймаю зверя своим лассо!
— Лассо?

Ворон бросил веревку, которая большим клубком повисла на рогах Мамы Му. Ворон в большом возбуждении громко закричал:

— Есть! Я поймал!

— Му-у-у! Зачем ты привязал меня, Ворон? — Мама Му стала уже сердиться. — Не надо этого делать, Ворон. Я и сама могу идти. Безо всяких шнурков.

— Шнурков, ты сказала? Лассо — так это называется. Лас-со! Такими лассо ловят опасных зверей, которые откуда-нибудь сбежали.

Мама Му сбросила клубок с головы и направилась к коровнику.
Ворон полетел следом. Он сложил крылья рупором и кричал:

— Смотрите! Ворон ведет опасного зверя!

И ухватился за хвост Мамы Му.

— Перестань дурить, Ворон. И перестань меня толкать.
— Я запер опасного зверя! — крикнул Ворон, взлетел в воздух и запер дверь в коровник.

Мама Му спокойно вошла в стойло. Ворон был очень доволен. Он упер крылья в бока и посмотрел на Маму Му:

— Вот так. Будет что посмотреть посетителям — как поймать опасную корову с помощью лассо. А теперь мне пора домой. Пока!

Хлоп-хлоп-хлоп.

— Пока-пока, Ворон, — сказала Мама Му, прихватила клок сена и задумалась. — Коровий зоопарк — это неплохая мысль. Я думаю, она будет иметь успех. Но лучше бы нам обойтись без лассо.

Как Мама Му разыгралась

Как Мама Му разыгралась

Пришла зима. За окном коровника уже лежал снег. Снаружи серенький день.

Маме Му было грустно.

— Му-у-у, летом можно погулять по пастбищу, — сказала она. — Летом солнышко, можно щипать траву, можно порезвиться. Можно полюбоваться на бабочек. И что-нибудь все время происходит. А зимой стоишь и стоишь, таращишь глаза. Нет, надо что-то придумать. Иначе скучно здесь корове.

Хлоп-хлоп-хлоп. Бум. Это около Мамы Му уселся Ворон.

— Привет, Ворон. Рада тебя видеть! Как хорошо!
— Привет, Мама Му, — сказал Ворон и сел на перекладину стойла.

На крыльях у него был снег.

— Ты кашляешь, Ворон? — серьезно спросила Мама Му.
— Что? Кар-р-р! Почему я должен кашлять? — сказал Ворон. Вид у него был удивленный.
— Разве не кашляешь? — сказала Мама Му. — Подожди, Ворон. Я принесу лекарство от кашля. — Она пошла к чуланчику около молочного склада. Зазвенел колокольчик. Вернулась с коричневой бутылкой и поставила перед Вороном.

— Выпей отсюда одну ложку, Ворон. Вот и хорошо. Теперь у тебя будет кашель, — сказала она.

Ворон взлетел и захлопал крыльями.

— Ущипните меня за перья! У меня будет кашель? Лекарство от кашля совсем не дает кашель! Что понимаете вы, коровы! Если был кашель, то от лекарства он пройдет. Вот так-то!

Мама Му засмеялась.

— Знаю-знаю, — сказала она. — Я только пошутила.

Ворон не засмеялся.

— Коровы стали шутить! Мне пора домой!

Он отвернулся от Мамы Му. Вдруг он услышал шум, стук и звон колокольчика позади себя. Он повернулся. Мама Му лежала на полу, раскинув передние ноги.

— Кар-р-р! Что ты делаешь, Мама Му?
— Я лежу на животе и вытягиваю нос как можно дальше вперед. Прижимаю рога как можно ниже. И вытягиваю хвост как можно дальше назад. Ты знаешь, во что я играю? — спросила она.

Ворон в упор посмотрел на Маму Му.

— Может быть, в сумасшедшую корову?
— В змею, Ворон!
— В змею! Ну всё! У меня сейчас отнимутся крылья!

Мама Му стала извиваться на полу коровника. Это было не очень легко.

— Ты меня не бойся, Ворон. Я не ядовитая змея.
— А ядовитая корова? Ничего себе пенки, — пробормотал Ворон и закатил глаза.
— Пока-пока, — сказала Мама Му и поползла по соломе.

Ворон поднес крыло ко лбу.

— Поползла на животе, — вздохнул он. — И куда же ты?
— Ищу пещеру, чтобы заползти туда на зимовку, — прошипела Мама Му.
— Заползти на зимовку?
— Не волнуйся, Ворон. Я вернусь с приходом весны, — сказала Мама Му и дальше поползла по соломе.

Ворон полетел за ней и стал громко хлопать крыльями.

— Кар-р-р! Кор-ровы не заползают в пещер-ру на зимовку. И не выползают из пещеры с приходом весны!
— Коровы, конечно, нет, — спокойно ответила Мама Му.
— Никакая ты не змея, Мама Му. И точка! Вставай! Расправляй рога! Скажи «му-у». Живо!

Мама Му повернулась к Ворону. Высунула язык и зашипела.

— Ш-ш-ш. Я играю, Ворон, — сказала Мама Му и поползла к молочному бидону. Там она встала и стряхнула с себя пыль.

Ворон вздохнул и отвернулся к стене.

— Кар-р-р! Как хор-рошо, что она кончила свою игр-ру! Вот бы пришел хозяин и увидел, что его корова ползает на животе и изображает из себя змею. Его бы хватил удар!

Бух-бух-бух. Ворон повернулся:

— А теперь она что? Кто это стучит?

Стуки приближались. Звенел колокольчик.

— Кар-р-р! Похоже, что это она, — сказал Ворон. — Точно, это она. Она прыгает на задних ногах!

Мама Му одним прыжком с большим шумом приземлилась около Ворона. И заговорила, изменив голос:

— Му-у, кто ты такой?

— Ты прекрасно это знаешь, — сердито ответил Ворон. — Я — Ворон. Что с тобой, Мама Му? Почему ты прыгаешь?

— Я… — сказала Мама Му.
— Почему у тебя уши торчат вверх? — прервал ее Ворон. — Уши у коровы должны торчать в стороны. Немедленно опусти уши!
— Я…
— И почему ты скрутила хвост колечком? — закричал Ворон. — Очень глупый вид. Перестань вертеть своим хвостиком!
— Я — кролик, — сказала Мама Му измененным голосом. — Правда, очень хорошенький.
— Нет! — твердо сказал Ворон. — Вспомни хозяина. Подумай только, вдруг он войдет и увидит тебя! Одна из его коров прыгает на задних ногах по коровнику. Он тут же вызовет ветеринара!
— Ну нет, он подумает, что это веселая шутка! — сказала Мама Му.
— Шутка? Кар-р-р! Ему придется заново строить коровник. Пол не рассчитан на прыгающих коров.

Мама Му запрыгала к двери. Бух-бух-бух.

— Стой! — закричал Ворон. — Куда же ты? Неужели наружу? Там сейчас хозяин с детьми.
— Му-у-у, они делают снеговика. И у них есть, конечно, морковка для носа снеговика. Может быть, они мне ее отдадут? Кролики обожают морковку.

Ворон летал вокруг Мамы Му.

— Ну ты сама подумай! Они там тихо и мирно делают снеговика, и вдруг из коровника выпрыгивает корова с ушами торчком и требует морковку!
— Корова? — сказала Мама Му измененным голосом. Она засмеялась и показала передние зубы. — Я обыкновенный кролик. Обыкновенный, только необыкновенно хорошенький.
— У меня отнимутся крылья! Мне пора домой. Не выходи из коровника, Мама Му. У снеговика должен быть нос. Ты не можешь съесть нос! — Ворон расправил крылья и встал перед Мамой Му.
— Да-да, куда же без носа, — сказала Мама Му своим обычным голосом. — Нос ему нужен.
— Прекр-расно, — сказал Ворон. — И ты будешь ходить нормально. Ну, как ходят все коровы? Так ведь?

Бум-бум-бум Мама Му запрыгала назад.

— Кар-р-р, перестань прыгать! — закричал Ворон. — Если уж тебе надо поиграть в какого- нибудь зверя, то я знаю, в какого!
— Какого? — сказала она взволнованно.
— В слона, — рявкнул Ворон.
— Ты так думаешь? — радостно сказала Мама Му.
— Да, потому что ты на него похожа. Но тебе лучше в него не играть.
— А вот и поиграю, Ворон. — Мама Му полезла по лестнице на сеновал. Лестница запрещала, сено зашуршало.
— Здесь джунгли! — закричала она. — Воробьи — это разноцветные тропические птицы. А вот идет слон! — сказала она и затопала по сеновалу.

Ворон стоял не двигаясь у окна и смотрел прямо перед собой.

— Ну почему? Почему она играет в слона на сеновале? Почему она прыгает на задних ногах? Она ведь всего лишь корова. Корова есть корова и ничто другое.

Но тут он что-то заметил на подоконнике.

— Кар-р-р, что это тут лежит? Пара солнечных очков. Ага!

Ворон надел на нос очки и посмотрелся в оконное стекло.

— Хм-м, — сказал он с радостью. И стал красться по полу коровника. Крыльями он закрывал лоб.
— Сыщик Ворон, — прошептал он. — Я выслеживаю. Выслеживаю коров!

Он крался и крался через весь коровник. Остальные коровы мирно жевали в стойлах и помахивали хвостом. Мама Му спустилась с сеновала. И увидела Ворона.

— Привет, Ворон. Играешь? — весело сказала она.
— Я не Ворон.
— Кто же ты? — с любопытством спросила Мама Му.
— Сыщик, — сказал Ворон секретным голосом. — Но я этого тебе не говорил, потому что это секрет.
— Му-му? А что ты сейчас делаешь?
— Выслеживаю коров, сама видишь, — сказал Ворон.
— Му-у, в таком случае я тоже хочу быть сыщиком, — обрадованно сказала Мама Му.
— Ты?
— Да, очень весело выслеживать коров.

Ворон снял очки и заговорил своим обычным голосом.

— Ты — ни за что! — закричал он. — Сыщик — это не кто попало. И уж во всяком случае не корова. Сыщики не носят колокольчиков!
— Но это заму-чательно, Ворон, — радостно сказала Мама Му. — Я — самый лучший сыщик из всех. Все думают, что я корова! Му-у.
— Я больше не хочу быть сыщиком, — сказал Ворон и резко остановился. Крылья повисли вниз. Солнечные очки он положил назад на подоконник.
— Что ты хочешь, Ворон?
— Хочу домой. Пока!

Хлоп-хлоп-хлоп. Ворон улетел.

Мама Му надела на себя очки. И стала медленно красться по коровнику.

— Выслеживать коров — самое веселое из всего, что я знаю. Но это секрет, — прошептала она.

Сто собак

Сто собак

Мама Му сидела на камне и смотрела на усадьбу. Зима уже кончилась, и рядом с коровником стояли лужи. Около птичника, разгуливая, что-то клевали куры. Они были очень довольны, потому что просидели в птичнике целую зиму. Тишина и покой. От собачьей конуры доносились необычные звуки.

Мама Му была счастлива.

— Солнце сияет, небо голубое, появилась травка. Как хорошо! — вздохнула она. — Куры бродят в поисках червячков. Какие это милые птицы! А за конурой лежит собака в окружении недавно родившихся щенков!

Хлоп-хлоп-хлоп. Это прилетел Ворон. Он уселся рядом с Мамой Му.

— Привет, Ворон. Рада тебя видеть! — радостно сказала Мама Му.
— Привет, Мама Му. Что-нибудь случилось?
— Сегодня очень приятно быть коровой. Ведь пришла весна, — сказала она и взмахнула передней ногой. — А вокруг много заму-чательных животных!

Ворон стал быстро крутить головой.

— Где? Я вижу только коров и кур. И толстую собаку. А весна была и вчера тоже.

Из дома вышла хозяйка с большой миской и пошла к собакам.

— А вот хозяйка вынесла корм, — сказала Мама Му.

Ворон взлетел.

— Большое спасибо, — сказал он.
— Но Ворон, — сказала она, — это собаке. Перед этим она кормила кур, теперь пришла очередь собаки.
— Кар-р-р! Очередь кур и очередь собаки! А моя? У меня тоже должна быть очередь. Иногда меня тоже полагается кормить! И как много корма им дают!

Ворон погрустнел.

Хозяйка зашла за конуру посмотреть на щенков, которые спали на солнце. Ворон внимательно следил за ней.

— Как долго она там. Карр! Думаешь, я сумею слетать туда к собакам? — взволнованно сказал Ворон.
— Му-у-у, пожалуй, сумеешь, но…
— Думаешь, я успею долететь до миски с кормом? — Ворон взлетел на ограду.

В этот момент из-за конуры вышла хозяйка. За ней ковылял маленький щенок.

— Посмотри, Ворон. Щеночек!
— Значит, есть будут две собаки, — пробурчал Ворон.
— А вот еще один щенок, Ворон! У собаки их несколько. Три собаки! И еще один! — крикнула Мама Му.
— Четыре собаки. — Ворон помрачнел.

Из-за конуры выбегали все новые щенки.
Они прыгали и виляли хвостиками. Они кусали друг друга за уши, катались и кувыркались на земле.

— В жизни не видела ничего прекраснее, — сказала Мама Му.

Ворон сидел на изгороди и смотрел. Его крылья повисли.

— Кар-р-р, у собаки может быть сколько угодно щенков, так, что ли? Тут их больше ста.
— Ну нет. Ста щенков тут нет, Ворон, — сказала Мама Му.
— Подумай только, что будет, когда они захотят есть? Никому другому ничего не останется! А когда они захотят писать? Получится целое озеро!
— Му-у, Ворон.
— Не купайся в нем! Бр-р-р! — Ворон содрогнулся.
— Перестань, — сказала Мама Му и отвернулась.
— Слишком много собак, — сердито сказал Ворон. Потом он оживился. — Кар-р-р! Я позаимствую!
— Му-у-у, что такое «позаимствую»? Я не понимаю, — сказала Мама Му.
— Что понимаете вы, коровы?.. Я хочу есть. Там есть корм. И эти малышки все не съедят. Вот я и позаимствую, то есть попробую. Если это невкусно, я, конечно, оставлю им все, — сказал Ворон и махнул крылом.

— Му-у-у, ладно. Но если это вкусно?
— Щенки маленькие, Мама Му! Им всего не съесть. Им надо помочь. Вот тут появляюсь я. Потому что у меня очень хороший аппетит и я добрый.
— Добрый?
— Кар-р-р! У меня есть один недостаток. Я слишком добрый. Иногда.
— Му-у-у, а скажи мне когда, например? — тихо спросила Мама Му.
— Э-э-э… Когда… Однаbr /br /br /жды… было… Кар-р-р! Я не могу это вспомнить сию минуту. Но это бывало. Любой ворон всегда отдаст все. Всем другим. Но сложность в том, что им нечего отдавать другим. Всегда кто-то успевает съесть все раньше.

— Всегда? — спросила Мама Му.
— Да. Всегда. Но если у меня когда-нибудь появится что-нибудь съедобное, то я буду ужасно рад поделиться этим с кем-нибудь.

Мама Му посмотрела на щенков. Они столпились у миски с кормом. Некоторые залезли в миску лапами.

— С собаками? — спросила она.

Ворон отвернулся и сморщил клюв.

— Только не с собаками. Их слишком много.
— С курами в таким случае? — спросила Мама Му.
— Их уже накормили! Хозяйка каждый день кормит их! Нет никакой необходимости. — Ворон рассердился.

— С кем бы ты поделился, Ворон?

Ворон почесал в затылке и перевел взгляд на небо.

— Э-э… у у… мда… кар-р-р… Например…

Мама Му пристально смотрела на Ворона.

— Например… — спросила она.

Ворон подумал и быстро сказал:

— С муравьём.
— С одним муравьём, Ворон?

Ворон был очень доволен.

— Кар-р р! — сказал он. — И даже если он захочет добабки, он ее получит. Я — такой! Я — добрый. Даже слишком добрый, как мне кажется.

— Мама Му вздохнула. В этот момент в доме открылось окно кухни, в котором появилась хозяйка. В саду играли дети.
— Обед готов! — крикнула хозяйка. — Идите сюда!
— Спасибо, — ответил Ворон. И поднялся в воздух. — Пока, Мама Му.
— Ты куда собрался, Ворон?
— Обед готов, ты же сама слышала, — сказал Ворон.

Мама Му наклонила голову.

— Но этот обед не для тебя, Ворон.
— Для меня тоже должен быть обед! Когда- нибудь и меня должны покормить! — закричал он. Он и рассердился и огорчился сразу.

— Ох уж эти крестьянские жены! Кар-р-р! Не знаю ничего хуже! Все, что наготовят, сами же съедят! Никому не дадут даже попробовать. И в особенности ни одному ворону!

— Ворон! — тихо сказала Мама Му. Она его пожалела.

— Мне кажется, крестьянам вообще не надо заводить жен, — продолжил Ворон, со злостью глядя на окно. — Они поедают все съестное в доме и никому не оставляют. Нет! Если в мире есть что-то бесполезное, так это жены крестьян!

Он отвернулся и сложил крылья на груди.

— Знаешь что, Ворон… — сказала Мама Му. Она обнаружила что-то интересное.
— Зачем на свете существуют крестьянские жены? — продолжал твердить Ворон.

Хозяйка опять вышла из дому и что-то положила на землю. Мама Му вытянула шею, чтобы лучше видеть. Ворон уже ничего не видел, ничего не слышал. Он погрузился в размышления о крестьянских женах.

— Ну зачем они? Гораздо лучше купить трактор, — бормотал он.

Мама Му продолжала смотреть. Потом очень мягко сказала:

— Это для тебя, Ворон. Она что-то положила для тебя.

Ворон все еще сидел отвернувшись. И смотрел прямо перед собой.

— Для меня? — тихо сказал он.
— Му.

Тогда Вооон повернулся и увидел, что хозяйка что-то положила на землю, потом стала вытирать руки о фартук и смотреть на небо.

— Кар-р-р! Это для меня?!
— Да, Ворон, — сказала Мама Му. — На небе нет ни кур, ни собак, ни коров. Значит, для тебя. Мне кажется, это похоже на блины с ветчиной.

Ворон взлетел. Он был безмерно счастлив и запел:
— Блины с ветчиной!
Будут съедены мной!

Он стал летать вокруг Мамы Му.

— У тебя не найдется кетчупа, Мама Му? С кетчупом это такая вкуснотища!
— Нет, кетчупа не найдется, — сказала Мама Му и засмеялась.

Ворон продолжал летать и петь:
— Если кетчупа нет,
Съем итак свой обед.

Пока! — прокричал он и полетел к угощению.

Очень быстро расправившись с ним, он вернулся и расположился около Мамы Му. Он был безмерно счастлив. И облизывал клюв.

— Послушай, Мама Му. Я не понимаю одного. Как бы крестьяне обходились без своих очаровательных жен? Таких милых. И работящих. И добрых. Я повторю то, что говорил много раз: пусть будет побольше жен! Продай трактор, заведи себе еще одну жену! Крестьянские жены — йе-йе!
— И это ты говорил всегда? — засмеялась Мама Му.
— Я сыт. Мне пора домой. Пока!

Хлоп-хлоп-хлоп. Ворон покричал и улетел. Он сделал круг около дома крестьянина.

— У меня тут есть одно дело! — крикнул он в воздухе, приземлился на миску с блинами и тщательно осмотрел её. Потом доклевал самые маленькие крошки. И стало так чисто, что ни одна курица не смогла бы там найти себе хоть что-то.

Мама Му смотрела на него с радостью.

— Маленькая миска с блинами в нужное время может многое изменить в этом мире, — сказала Мама Му.

Но Ворон этого не услышал. Он был уже далеко в своем Вороньем лесу.

Ты мой друг?

Ты мой друг?

Было утро. Солнце осветило коровник. Коровы только что проснулись и выглядели заспанными. Мама Му зевала.

Хлоп-хлоп-хлоп. Прилетел Ворон. Мама Му удивилась.

— Ворон прилетел? — сказала она. — Никогда не известно, когда он прилетит. Потом не успеешь оглянуться, как ему уже пора домой.

Ворон уселся в коровнике рядом с Мамой Му. На спине у него была пластиковая коробка.

— Привет, Ворон. Сегодня ты прилетел рано, — сказала Мама Му. — Что это у тебя?
— Все мое имущество, — сказал Ворон. — Я сюда переезжаю. Хочу общаться со своим другом.

Мама Му обрадовалась:

— Добро пожаловать в коровник! Это прекрасно, Ворон! Мы знакомы ужасно давно, но ты до сих пор не говорил, что я твой друг. Так приятно.

— Ущипните меня за перья, я совсем не в коровник, а в дом хозяина, чтобы быть все время близко от моего друга. Вот что я хочу сказать, — сказал Ворон.

Он стал показывать вещи в коробке, возбужденный и радостный.

— Смотри, вот мой матрасик. Вот подушка с надписью «Ворон». Тарелка, вилка и лежка. Думаю жить в печной трубе. Услышу, когда она позовет меня, чтобы накормить. Тут же прилечу и все съем. Лучше всего пиццу. Блины тоже хорошая штука. Надеюсь, что у нес найдется кетчуп!
— Хозяйка — жена крестьянина? Это она твой друг? — разочарованно скагала Мама Му.
— Вчера она угощала меня блинами с ветчиной.
— И поэтому она твой друг?
— Мой единственный друг, — сказал Ворон и закрыл глаза.

Мама Му возмутилась:

— Твой единственный друг? Му-у-у, Ворон. Ты один-единственный раз получил от хозяйки блины, и теперь она твой единственный друг!
— Да?! — сказал Ворон и вопросительно посмотрел на Маму Му.
— А я? У тебя ведь есть я!
— Ты? — сказал Ворон. — Да? А ты не задумывалась, что это я к тебе прихожу в гости каждый раз. А ты ко мне ни разу. Ты даже не знаешь, как выглядит мой дом. Ты никогда в него не заглядывала.
— Я бы очень хотела, Ворон. Но я такая большая. По-моему, мне там не будет места, — вздохнула Мама Му.

Ворон был у окна. Он уже улетал.

— Ты мой друг, Ворон? — спросила Мама Му.

Хвост у нее неподвижно повис. Рога опустились. Колокольчик не звенел.
Ворон не заметил, что Мама Му загрустила. Он опять надел пластиковую коробку.

— Если ты ко мне не придешь, то и я больше никогда не приду к тебе. Пока! — сказал он.

Он вылетел из коровника и исчез. Мама Му вздохнула и долго смотрела ему вслед. Она была сердита.

— «Если ты ко мне не придешь, то и я больше никогда не приду к тебе…» Его счастье, что я не заглядываю к нему в Вороний дом! А то этот дом разлетелся бы на куски.

Но потом она стала думать. Над головой жужжала муха.

— А может быть, вот как надо… — пробормотала она.

Много времени спустя вернулся Ворон. Теперь он был совсем не так рад.

— Привет, Ворон, — сказала Мама Му. — Ты вернулся?
— Я огорчен!
— Му-у-у. Ты огорчен?
— Сегодня хозяйка была не так добра. Она меня не накормила. А еще пошел дождь, — прохрипел Ворон.
— Вот как?
— Я больше не буду там жить!
— В печной трубе? — осторожно спросила Мама Му.
— Она развела огонь! Кар-р-р! Сверху на меня лил дождь, а снизу поджаривало. — Взъерошенный Ворон имел жалкий вид.
— Снизу поджаривало? Му-у-у, бедняжка.
— Огонь! Пошел дым, и я стал кашлять. — И Ворон ужасно раскашлялся.

Мама Му посмотрела на его имущество.

— Да, подушка совсем серая, — сказала она.
— Я вернусь к себе в Вороний дом, — твердо сказал Ворон.

Мама Му откашлялась и серьезно посмотрела на него.

— Послушай… — сказала она. — Может быть, все-таки получится так…
— Конечно получится, — сказал Ворон. — Я полечу, и всё.

Мама Му встала перед ним и посмотрела ему прямо в глаза.

— …что я загляну к тебе. В твой дом. И посмотрю, как ты живешь.

Ворон оглянулся. Они долго смотрели друг на друга. Потом он кивнул:

— Ол-крайт! Полетели.
— Но Ворон… Я же не умею летать.

— А я умею. Пока!

Хлоп-хлоп-хлоп. Ворон полетел прямо в Вороний лес.

Мама Му подошла к изгороди. Посмотрела по сторонам. Никто на нее не смотрел. Тогда она перепрыгнула через изгородь и спокойно пошла к своему велосипеду, который стоял у дерева.

— Какая удача, что у меня есть велосипед. Не так много на свете коров, у которых есть велосипед.

Она поехала по проселочной дороге, проходившей мимо полей и садов крестьянина.

— Му-у-у, как я жду лета, когда мы будем ходить по этому саду. Здесь вкусная трава и красивые цветы, — сказала Мама Му.

Дорога привела к Вороньему лесу. Мама Му оставила велосипед и прошла пешком остаток пути до ели Ворона, большой и пушистой. Дом Ворона был на самой верхушке. Мама Му начала карабкаться.

— Как удачно, что я научилась забираться на деревья. Очень хорошо, что можно навестить того, кто живет на дереве. — Она пыхтела и вздыхала. Веток было много, а иголки кололись.

Мама Му добралась почти до самого верха. Ель качалась, ветки трещали. Птички встревоженно щебетали.

— Привет, Ворон! — крикнула она. — Получилось! Это я. Приехала на велосипеде!

Ворон выглянул:

— На велосипеде до самой вершины?
— Нет, на вершину я залезла.

Ворон спрятал голову внутрь дома.

— Удивительно, — пробурчал он.

Мама Му села на ветку у дома Ворона. И заглянула внутрь.

— Как у тебя красиво, Ворон! — крикнула она. — Сколько всего в доме! И у тебя есть плита из веток!
— Да! Ясное дело, на ней я себе готовлю.
— И стол для мытья посуды, — сказала Мама Му. Она была поражена.
— На нем я мою посуду. Иногда.
— Ой, у тебя есть и верстак!
— Да, я столярничаю, — сказал Ворон и скрестил крылья на груди.
— А как много у тебя рыболовных снастей!
— Я — мастер по рыбной ловле!
— Ой! — Мама Му наклонила голову набок. — Маленькая спальная корзина! Какая милая! И шлепанцы… Вздох!

— Хм, милая? Кар-р-р. Я в ней сплю.

Мама Му внимательно осматривала дом Ворона.

— Посмотри-ка, ты повесил на шкаф фотографии.
— Это мои портреты, — сказал довольный Ворон.

И это была правда. Много фотографий, больших и маленьких, цветных и черно-белых. Ворон в юности, Ворон в полете, Ворон еще в яйце, Ворон в профиль и Ворон на верхушке ели.

Мама Му внимательно рассматривала картинки. И вдруг что-то увидела.

— Му-у-у, а это что?
— Шкаф.
— Я имею в виду вон ту маленькую фотографию в самом низу, — сказала Мама Му и показала туда.
— Фото, — сказал Ворон и отвернулся.
— Но кто на фото? — быстро спросила Мама Му.
— Корова…
— Какая?

Ворон закашлялся.

— Ты.
— Но почему ты повесил на стену мое фото? — сказала Мама Му с довольным видом. Она посмотрела на Ворона и рассмеялась.

Сначала Ворон не ответил. Потом сказал тихо и очень быстро:

— Потмт мннрс.
— Я не слышу, что ты говоришь, Ворон. — Мама Му приложила переднюю ногу к уху.
— Потомут мннрасся, — сказал чуть громче, но все еще быстро Ворон.
— Что? — тихо спросила Мама Му.
— Потому что ты мне нравишься! Тебе плохо, Буренка-коровенка?

Мама Му очень громко рассмеялась:

— Очень хорошо сказано, Ворон.
— Что-что? Это ты про Буренку-коровенку?
— Нет, про то, что ты сказал раньше, — сказала Мама Му.

Ветка под Мамой Му треснула.

— Ой, ветка меня не выдержит, Ворон.
— Кар-р-р, тогда мой дом грохнется.
— И я грохнусь, — сказала Мама Му.

Она посмотрела на землю. Дерево было высокое, до земли было далеко.

— Пора мне домой. Увидимся завтра, Ворон. До встречи.
— Посмотрю, найду ли я время, — ответил он. — У меня куча дел.
— Найдешь время. Пока пока, Ворон, — сказала Мама Му.

Но он этого не слышал. Он уже вовсю работал на верстаке в своем доме в Вороньем лесу.

Мама Му в сумерках ехала на велосипеде к себе домой. К рогам пристало несколько еловых веточек. Она была довольна и счастлива и тут же сочинила стишок:
С тобой мы друзья,
Без друга нельзя.

br /br /

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние новости
Самое читаемое