22 - 11 - 2017
Читаем детям 1-2 лет
Читаем детям 2-3 года
Читаем детям 3-4 года
Читаем детям 4-5 лет
Читаем детям 5-6 лет
Читаем детям 6-7 лет
Сказки

 

Как Маша нянчила воронят

Рейтинг:   / 6
ПлохоОтлично 

Разбросала Маша игрушки, расшвыряла свою одежду, цветные карандаши по полу раскатала. Шагу ступить некуда — такой кавардак устроила.

— Убирай! — сказала мама. — Пока всё не уберёшь, из комнаты не выйдешь! — Строго так сказала и дверь закрыла.

— Не хочу, не умею! — заплакала Маша. Уселась в уголке на коврик, обняла коленки. — Пускай мама сама убирает.

Только она так подумала, как вдруг прилетела большая Ворона и села на подоконник. Покрутила чёрной головой, крылья поудобней сложила и говорит:

— Девочка, девочка, что ты плачешь?

— Мне обидно. Меня мама наказала. Я убираться в комнате не хочу. А ещё мама говорит: «Пока всё не уберёшь — из комнаты не выйдешь. У тебя не комната, а воронье гнездо».

— Ты воронье гнездо-то хоть раз видела? Да у тебя красота-чистота! Хочешь посмотреть, как я живу?

— Хочу! — обрадовалась Маша. — Как интересно!

Ворона растопырила крылья и подставила спину.

— А как же мама? Она же не разрешит!

— А она не узнает. Я во-о-он на той сосне живу — отсюда видно. Мы слетаем туда и обратно! Вжик-вжик!


Маша села на Ворону, и они полетели вверх, прямо на сосну, на самую верхушку. Ох, как туг темно от густых колючих веток! Пахнет хвоей и смолой.

Гнездо было криво-косо прилеплено к стволу. То ли вход, толи тёмная яма… Машу толкнула в спину когтистая воронья лапа, и она, споткнувшись, упала в кучутряпья и щепок.

Из гнезда высунулась большая клювастая голова другой такой же, только старой, седой птицы.


— Принесла? — раздался хриплый голос.

— А то! — захохотала Ворона.

— Принесла! Принесла! — запрыгали и заорали от радости воронята.

«Какие же они все чёрные и взъерошенные», — удивилась Маша.

— Начнёшь с уборки! — сказала Ворона-мать. — Вот тебе тряпка и веник. Чтоб было чисто!

— Я не умею! Не хочу! Не буду! — отвернулась Маша. — Отпустите меня домой к маме!

Но воронята окружили её и заплясали в весёлом хороводе:

— Не отпустим! Не отпустим!

А Ворона-мамаша посмотрела на девочку круглыми злыми глазами и тукнула её клювом в макушку.

— Берись за дело! Ато видишь, какой у меня клюв? То-то!

Маша выглянула из гнезда. Высоко-то как! Не слезть.

Её дом внизу был не больше коробки от торта. И мама — маленькая-маленькая, просто куколка, в своём окошечке.

— Мама-а-а-а-а! — изо всех сил крикнула Маша. — Я здеe-e-cь!

Но сосна качалась, шумела ветками, и мама ничего не услышала.

А воронята орали, кружась вокруг неё:

— Новая няня! Новая няня!

— Да, ты теперь наша новая няня, — сказала Ворона-мамаша, — будешь нянчить моих малышей. Завтрак, обед и ужин — бесплатно. Доедай за моими детками сколько захочешь. И спи тоже вместе с ними, вот здесь, — она подтолкнула Машу к кривому дивану. Продавленный матрац заскрипел и заныл под ней.

Воронята так и запрыгали в каких-то стоптанных тапках прямо по подушкам.

— Ура! Ура! Мы будем вместе спать!

— Тише, тише, — радостно обнимала их мамаша, — новая няня будет вам рассказывать сказки по ночам. Старайся! — строго сказала она Маше. — Чтобы мне не приходилось тукать тебя клювом.

Деваться некуда. Маша взяла веник и принялась сгребать мусор в кучу.

— Как не стыдно вам всё бросать, поросята этакие! — говорила она птенцам. А те покатывались со смеху:

— А мы хотим — и будем! А мы хотим — и будем! Ха-ха!

«Как бы отсюда выбраться», — думала Маша, разглядывая гнездо. Из всех щелей свешивалась сухая трава, торчал мох. В углу деловито плёл паутину Паучок. Он быстро работал лапками. И ловко же у него получалось — такое кружево сплёл!

— Добрый вечер! Как красиво… — вежливо начала разговор Маша. — А я вот не умею ничего делать, — пожаловалась она. — Вот мама может всё, за что ни возьмётся.

— А ты не тяни время: берись и делай. Раз не получится, другой не выйдет, а там — глядишь и научишься. Я вот тоже сначала не умел. У меня ниточки всё рвались да пугались. А я терпеливо всё распускал и начинал снова. И теперь мои кружева развешены по всему лесу в каждой норе и в каждом гнезде. Вот и ты делай своё дело потихоньку, а я тебе постараюсь помочь.


Паучок вылез из вороньего гнезда и на длинной паутинке стал спускаться вниз. Ветер подхватил его, и Маша увидела, как он, качаясь из стороны в сторону, исчез в гуще сплетённых веток.

Солнышко осветило лес. На паутинных сетках вспыхнули бусинки росы.

— Ах! Как хорошо, какое чудо! — Маша высунулась из гнезда по пояс. Но Ворона-мамаша больно тукнула её в макушку.

— Вот тебе! Сказано: сидеть тихо! И не думай удрать, — не получится. Иди, мой посуду.

Кухня у ворон была маленькая, тёмная и закопчённая. Сразу видно, что покушать они любили. Большие сковороды и жирные котлы надо было отмыть, отскрести и расставить на полках.


— Ну и неряхи! — возмущалась Маша, засучивая рукава. Она старалась всё делать, как мама, и у неё потихоньку, полегоньку начало получаться. Банки с маринованными огурцами, помидорами и вареньем она чисто-чисто протёрла тряпочкой. На полки постелила белые салфетки. Заблестел медный чайник, засверкали чашки и тарелки.

Старая Ворона-бабка, скрючившись, сидела в углу. Сквозь круглые очки она смотрела за девчонкой, чтоб та не ленилась.

— Хорошая попалась работница! — кивала она носатой головой и возила стоптанными тапками под стулом, стараясь не мешать Маше мыть пол. А воронята в это время играли в прятки и из шкафа кричали:

— Палы-выры! Чур-чура, я иду со двора!

А когда это им надоело, они начали играть в конкурс красоты и показ мод. Воронята наряжались в мамашины юбки, платья и бабкины шали и, как манекенщицы, ходили туда-сюда по дивану и по столу, вертя хвостиками.


— Куртки какие-то, штаны, носки! — разгребала кучи вещей Маша. — И всё валяется как попало, противно же! Стыдно! — упрекала она воронят. А они и не думали помогать и пели:

— А мы не умеем! А мы не умеем! Не хотим, не будем! Не хотим, не будем!

Как же Маша устала от их крика, возни и беспорядка! Паучок всё не возвращался, и она подумала с тревогой: «Как он мне поможет?

Мама дома волнуется, наверно! Уже вечер, солнышко садится».

— Сказку! Сказку! — кричали воронята.

— Я не умею, я не знаю сказок для воронят.

— Расскажи! Сама придумай! — не унимались они.

И Маша начала:

— Уложила мама свою дочку Машу спать. Погасила свет и ушла к соседке…

В это время появился Паучок, за ним влетела Летучая Мышь и села рядом с Машей.

— Вот эта девочка, — сказал Паучок. — Она хорошая, помоги ей.

— Да мы ж знакомы! — сказала Летучая Мышь. — Ты же у меня в гостях была, на чердаке, помнишь?

— Ой! — обрадовалась Маша. — Я вас сразу узнала!

Но тут воронята заорали:

— Кто это? Мы боимся!

Летучая Мышь выпорхнула из гнезда и скрылась в темноте. «Всё пропало», — подумала в отчаянии Маша, когда обе вороны — мамаша и бабка — сунули носы к воронятам:

— Чего разорались, спите!

— Никого здесь нет, — поспешно крикнула Маша и стала продолжать сказку. Чтобы воронята уснули поскорей, она гладила их взъерошенные макушки, а сама думала: «А что если мне придётся здесь жить всегда?»

Уже и месяц взошёл, а Мышки всё не было.
— Воронятки мои,
Вы ребятки мои,

— пела она.
— Баю-баюшки, баю,
Не ложися на краю.

— Ну вот, а говорила: Не умею, не умею! — услышала она тихий голос Паучка. — Сама-то не усни смотри! Будь наготове!

Маша потихоньку укрыла воронят потеплее и осторожно сползла с дивана:

— Спасибо тебе, Паучок! Я всем расскажу, какой ты добрый!

И тут показалась ушастая голова Летучей Мыши:

— Маша, где ты? — прошептала Мышка. — Иди сюда!

Маша тихо, на цыпочках прокралась по узенькому, заставленному корзинами и мешками коридорчику. Вороны — бабка и мать — смотрели телевизор на кухне и ничего не слышали.

— Держись за мои лапки! — пискнула ей Летучая Мышь.

Уцепившись изо всех сил, Маша прыгнула в темноту.


— Полетели-и-и-и-и! — она зажмурилась, только ветер свистел в ушах. Как на качелях: у-у-у-х!

Вот и окно.

— Спасибо тебе, дорогая Мышка! — Маша погладила её по мягкой спинке. — Я бы без тебя пропала!

Сделав прощальный вираж над домом, Мышка крикнула:

— До свиданья! — и пропала в темноте.

А Маша спрыгнула с подоконника в комнату.

Теперь за дело. Надо скорее всё убрать.


Когда щёлкнул в двери замок, и мама вошла в комнату, Маша вылезала из-под стола с последним карандашом в кулаке.

— Вот и умница, давно бы так.

Маша бросилась ей на шею:

— Мамочка! Я теперь всегда, всегда буду всё делать сама!

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние новости
Самое читаемое